15:01 

Vampire: the Masquerade. Paris 1935

annika_voin
Your system was cracked. Have a nice day!
Сцена девятая
Дорога без возврата
Ночь казалась Альберту живым существом.
Таким трепещущим и большим. Живым и холодным, похожим на саламандру, где глянцевое парижское небо - это брюхо этой исполинской ящерицы, закрывшее солнце.
Он молчал и смотрел на это чарующее небо, на котором уже никогда не будет звёзд. Ветер перелистывал страницы книги, оставленной Люсьеном. Они тихо-тихо шелестели и даже убаюкивали вампира. А он докуривал сигарету, чей безумный ораньжевый глазок был единственным источником света в комнате.
"Теперь к Лучиано", - промелькнула у него в мозгу эта короткая мысль.
Чем дольше он стоял у того злополучного окна, тем больше неприятных мыслей лезли ему в голову. Он думал о тех вещах, которые в обычное время или не заглядывали в его разум или же сразу покидали его.
Сигарета никак не желала кончаться и её дым поднимался к светлому потолку, рисуя змей и мифические цветы. Но город занимал вампира больше, чем сей танец дыма. Огоньки в домах загорались и гасли, а Альберт пременами прищуривал глаза так, чтобы увидеть расходящиеся желтые лучи.
"Я плохой Сородич", - проскользнула очередная мысль, - "Люсьену незачем лгать мне. Самое забавное, что... я не понимаю, что во мне не так. Просто я всегда был собой. И остаюсь им. Ведь, иногда нужно находить тех немногих, с кем мы можем быть собой", - Альберт погасил сигарету и поправил запонку, сверкнувшую белым в тусклом свете.
"Не думаю, что он знал обо мне, когда я был человеком. Обо мне тогда вообще никто не знал. И, пожалуй, только тогда я и был счастлив. Это странное чувство, хотеть того, чтоб тебя никто не замечал. Чтоб все забыли о тебе. Забыли навсегда и дали существовать в уютном маленьком мирке, где по водосточным трубам бежит чистейшее Витэ и никогда не всходит солнце. Тяжелейшее чувство собственной ничтожности, да", - Росселини достал ещё одну сигарету и снова закурил, - "я слышал, что люди говорят страшные вещи", - огни мимопроехавшей машины отразились в его зрачках, - "что человечской цивилизации осталось не так много мирного времени. Скоро будет война. Скорее всего последняя в истории человечества, судя по тому, что замышляют лидеры человеческих государств. Наконец-то все покажут свои истинные лица, чёрт возьми".
Это было странно, но почему-то все эти мысли приносили Альберту лишь боль и злобу.
"Оно кончится. Всё кончится очень скоро, если не Геена, то люди сами уничтожат мир и друг друга.
И это будет хорошо".
Росселини постоял ещё несколько минут, пытаясь справиться с этим нахнувшим водоворотом мыслей. Обо всём и сразу.
Но потом... Потом вампир улыбнулся, блиснув белыми зубами.
"Значит скоро конец, а у меня ещё много-много дел", - эти мысли звучали на удивление трезво и зло, - "перед тем, как сгинуть, чего я хочу безмерно, я всё-таки решу эту глупую загадку и выебу эту шлюху на его же собственном столе, раз он так этого жаждет".
Последние слова отозволись какой-то горечью в его груди, но он сразу подавил их и сжал сигарету в пальцах так сильно, что она сломалась. Улыбка на лице Росселини стала ещё более злой, а глаза горели жаждой действия. Сомнения ушли, оставив лишь рациональность и горечь, так часто присущую подобному роду людей.
Ну да, дела у Росселини были. Вроде как. И все важные, с этим не поспоришь, но их нужно решать. Придаваться думмам о смысле и сути бытия, конечно, интересное и важное занятие. но вот, к сожалению, оно ни капли не приближает решение. Злоба - качество полезное, но одной ее мало.
"Где носит, этого ублюдка?"
Росселини резко отвернулся от окна и направился к двери, ведущей в коридор.
В дверях каинит и столкнулся с Люсьеном, который увидев хозяина явно не в духе, отступил на шаг назад.
- Пойдём. Дедушка очень жаждет нашего визита, - почти прорычал вампир и быстрым шагом направился к выходу из дома, попутно остановившись в коридоре, чтоб натянуть пальто.
- Как прикажете, синьор, - кивнул человек, следуя за домитором.
Холодный косой дождь немного остудил пыл вампира. Всё-таки сырость он не любил.
Серость ползла по Парижу, поглощая и смешивая все цвета в однородную массу. Всё это напоминало газету. Свежую такую газету напечатаную чёрными буквами на серой бумаге.
Надвинув шляпу пониже, Альберт сел в машину.
Гуль, как обычно, сел за руль, щелкнул ключ в замке зажигания, загудел лениво мотор, и машина, прошуршав шинами по гравию, двинулась по ночному Парижу в сторону резиденции Лучано Росселини.
Альберт молчал, нервно переплитая пальцы и смотрел на бегущий за окном серый Париж.
- Зачем нам к дедушке? - спросил Люсьен, чтобы нарушить напряженную тишину.
- Он был последний, кто видел клетку не пустой, - нехотя откликнулся Росселини.
- И может сказать, что именно пропало из поместья?
- Возможно. Я не знаю, Люсьен. Я не тот, кого посвещают в подобные тонкости, я думал, ты знаешь.
- Вы мне дали поцелуй доверия, а не дедушка, Альберт. Я могу только предпологать, могу вам объяснить и помочь со всем, что касается нигримансии, если это потребуется. И если я сам буду знать.
- Я понимаю.
Гуль кивнул, глядя на дорогу.
А обычный ночной осенний дождичек превратился в ливень, и в струящихся по стеклам автомобиля потокам воды, желтые огни города превратились в потоки расплавленного золота.
В шуме дождя потонули звуки города - гудки машин, крики жандармов, музыка, льющаяся из распахнутых дверей Мулен Ружа, мимо которого проезжл автомобиль Джованни.
И эта сырая тишина вызывала какое-то смутное беспокоство.
- Не люблю чёртов Мулен Руж. Шумное место, полное безвкусных женщин, - вампир хмыкнул, - какой яркий острый жёлтый свет... Мы точно туда едем?
- Да, мы едем туда, - ответил Люсьен, просто из-за дождя очень медленно. - Или вы думаете, что я могу перепутать дорогу?
- Ты человек, Люсьен. Конечно можешь, - вампир усмехнулся и закрыл глаза, - знаешь... А, врочем, неважно.
Почти через час очень неторопливого движения по утонувшим в воде улицам, Росселини наконец въехали в ворота дома Лучано Росселини.
Под ливнем особняк казался еще более мрачным и обветшалым, чем был на самом деле. В окнах не горело ни огонька, скрипели старые деревья, тянущие свои корявые ветви к небесам. Скрипели по-старчески зло и грустно.
И мрачные стражи особняка - безмолвные статуи чудовищ, украшавшие фасад, словно бы наблюдали за подъехавшими членами семейства пустыми каменными глазами.
Альберт, выйдя из машины, поёжился под струями дождя и заглянул в пустые глаза одной из горгулий. Недолго он простоял так, а затем непонятно чему кивнул и направился к двери.
: На звонок долго никто не отзывался, потом наконец дверь со скрипом открылась, и за ней стоял высокий, сухопарый мужчина - один из слуг старшего Росселини - с подсвечником в руке.
Тусклый огонек свечи показался Альберту злобным глазам демона, от него веяло жаром неуместным в этом сером и сыром сумраке старого дома.
- Мсье Лучиано дома?
- Да, но синьор не принимает гостей сегодняшней ночью, - отозвался дворекий замогильным голосом.
- Почему? - Альберт скрестил руки на груди.
- Потому что не принимает, мсье, мне этого достаточно. И вам должно быть тоже.
- А когда он будет принимать?
- Возможно завтра
- Благодарю вас, - холодно откликнулся Росселини, - и весьма ощутимо отодвинул слугу в сторону, - обещаю, я не займу много времени.
- Но, - старик открыл рот не зная, что сказать вторженцу, попытался схватить вампира за руку, но не успел, а свеча в его руках опасно закачалась и упала на пол, погаснув.
- Видимо, сегодня дедушка сделает для меня и моего кузена исключение, - он прижал слугу к стене.
- Я не буду показывать вам дорогу, ищите сами хозяина! - прорычал человек, зло глядя на Альберта, - Ищите.
Альберт же улыбнувшись, выкрутил ему запястье, а потом отпустил.
- Что ж, пойдём Люсьен, нам предстоит сгинуть в недрах этого страшного места.
- Ничего здесь нет страшного, - буркнул Росселини, захлопывая дверь и осматривая на темную прихожую. - Нам стоит начать с библиотеки.
- Хорошо, пойдём, Альберт отряхнул руки.
: Люсьен уверенным жестом распахнул двери, ведущие из прихожей в огромный темный зал. Здесь пахло сыростью, и было темно, как в подвале, и только шум дождя, бьющего в окна и по крыше нарушал гулкую и вязкую, словно в склепе, тишину старого дома.
- Славное место тут, - усмехнулся Джованни и, стянув перчатки, протянул руку, будто хотел нащупать сырой вязкий воздух.
- Оно всегда таким было. Ты говоришь так, будто никогда здесь не бывал, - вздохнул кузен, осторожно наступая на ступеньку мраморной лестницы едва видимой в темноте, - Нужно было взять у зомби свечу. Хотя тебе, кажеся, было неуютно ее видеть, я прав?

Гуль поднимался, аккуратно нащупывая носками туфель ступеньки.
- Я бывал здесь очень редко, - Альберт осторожно последовал за слугой, - воздух здесь, чёрт меня побери, как кисель. Иногда я радуюсь, что не дышу, - он придерживал шляпу одной рукой, - отвратная свеча, в этом ты прав. Мне показалось, что на меня смотрит нечто с "той стороны".
- Обычная свеча, - проговорил гуль, поднявшись на второй этаж, - обычный огонь. Тебе просто спокойнее и уютнее в темноте, как и всем мертвым.

Коридор в котором стояли Росселини был пуст и темен. В полумраке угадывались силуэты каких-то тумбочек и ваз, в отблесках света, падающего из окон угадывались портреты, висящие по стенам. И пыль.
- Конечно. Такова моя природа. Хотя, я не возражаю пртив искусственного света. Иногда он наводит меня на мысли об Американской Мечте, которая повторила судьбу кока-колы в бутылках зелёного стекла. Всего этого давно нет, как и для меня настоящего света. Временами, это расстраивает меня.
Эй, а у мсье Лучиано всегда были такие отвратительные слуги? - Альберт хмыкнул.

- Они разные, - усмехнулся гуль, - они все разные.
- Неужели? - он иронично улыбнулся.
- Ты сомневаешься? - Люсьен шумно втянул носом сырой, пахнущий плесенью, воздух. Под его туфлями заскрипел паркет пола.
Гуль остановился стены, пошарил по ней, в тишине выстрелом раздался щелчок выключателя, и тусклый свет газовых ламп заполнил коридор.
- Так лучше, - удовлетворительно сказал гуль.
- Нет, просто поддерживаю разговор. На самом деле, мне наплевать на слуг Лучиано, - Альберт огляделся, - а его самого что-то не видно.
- А ты думал, он выйдет нас встречать?
- Почему бы и нет, - вампир двинулся вглубь помещения, - просто... Наверное, это странно, когда проникают в твой дом. И нужно бы посмотреть, что нужно ем, кто пришёл, дабы их поскорее выгнать.
- А он знает, - усмехнулся Люсьен, - поверь, нас ждут сюрпризы, если мы вдруг возжелаем его ограбить или будем делать что-то отличное от поисков дедушки.
- Не сомневаюсь, - хмыкнул Альберт и быстро пошёл, а расстёгнутое пальто развевалось за его спиной, как крылья огромной летучей мыши.
Вампир и гуль шли по старому, но отнюдь не ветхому дому Лучиано. Тени шевелились по углам, будто были живыми, а коридоры делали, порой, неожиданные повороты. Всё это почему-то напоминало Альберту какой-то безумный лабиринт, хотя, на удивление, они не заблудились.
- Всё-таки странное место. Даже для обители вампира. Хотя, хотя может и самое подходящее... Люсьен, библиотека, часом, не за этими дверями? - Альберт кивнул на массивную двойную дверь.
- Именно там, - ухмыльнулся гуль, толкая двери от себя.
Петли зловеще и громко заскрипели, заставляя поморщиться.

Глава Клана Джованни, как и предсказывал Люсьен, ожидал своих гостей здесь.

Это была большая комната, потолок которой исчезал где-то в темноте. Вдоль стен тянулись шкафы, заставленные книгами. В середине стояло три стола, заваленных также книгами, газетами, записями и черепами. Освещалась библиотека только тускло-горящим камином.

- Какое нежданное вторжение, - деланно удивился хозяин дома, стоявший лицом к камину, не оглядываясь на вторженцев. В руках у него был человеческий череп.
- Здравствуй, дедушка, - Альберт кивнул, проходя в библиотеку, - прости, что приходится отвлекать тебя, но у меня есть разговор, не терпящий отлагатеств.
- Я так и думал, - ответил вампир также, не оборачиваясь к родственнику, - садись, если хочешь, я тебя слушаю.
Альберт не стал садится, а подошёл ближе к родственнику. Вампир глядел на яркие отблески костра, рождающие в нём неясную тревогу.
- Мсье Лучиано, расскажите мне о Клетке.
: - Предмет, к которому был привязан основатель семьи Джованни, некромант и черный маг.
- Когда вы обнаружили её пустой? - Альберт зябко потёр руки.
- Вечером. Перед тем, как тебя прислала Изабель.
- А до этого с Клеткой не происходило ничего необычного?
- Spiriti стал Spetri. После ограбления.
- И с чем это может быть связано?
- Некто искалечил духа, а потом уничтожил его.
- Понимаю. Вы не принимали перед этим гостей?
- Принимал, - усмехнулся сородич, - за ночь до происшествия.
- Можно узнать кто это были?
- Виктор д'Арленкур и твой гуль, впрочем, Люсьена я не видел лично.
- Люсьен? - Альберт повернул голову и кивнул.
- Да, - пожал плечами человек, - мне нужно было зайти в свою комнату за вещами. Потом я ушел. Это было, кажется, около трех часов ночи.
- Понятно. А кто такой Виктор д'Арленкур?
- Барон анархов, - усмехнулся Лучано, все также разглядывая череп в свете камина, - хотя он не любит, когда его так называют.
- А какой титул он предпочитает?
- Полагаю, что титул "князя" Парижа будет поистине музыкой для его ушей, - рассмеялся своим неприятным скрипучим смехом некромант, - но пока у него его нет.
Альберт улыбнулся, показав желтоватые зубы.
- Искренне надеюсь, что этого никогда не случится, - он провёл рукой по волосам, - а он никак не мог быть причастен ко всему этому?
- Почему же? Возможно, он будет неплохим украшением княжеского стула для парижской Камарильи, но нам до этого не так уж много дела. Мог ли быть причастен этот тореадор? Не знаю, может быть. Изабель пока не получила доказательств причастности.
- Угу. Понятно, - он расстегнул две пуговицы на рубашке, - дедушка, а вы... - Альберт прикусил губу, - вы можете рассказать мне о старом предательстве?
- О чем, прости? - Лучано оторвал наконец взгляд своих разных глаз от созерцания черепа и посмотрел на родича.
- Время, когда Джованни ещё не были Кланом... Просто, со мной говорил призрак, намекая на те времена, - он убрал руки за спину и выпрямился.
- Это было больше пятисот лет назад, - удивился некромант, - все Каппадокийцы мертвы, мы перебили их всех.
- Я могу услышать эту историю? - Альберт был заметно напряжён.
- Я не историк, а всю правду знает только Аугусто Джованни, и он, конечно же, ее не рассказывает никому. Если коротко - то Аугусто диаблезировал своего сира, антиделувиана Клана Смерти, чье имя уже стерлось из памяти мира живых, а потом он и его потомки уничтожили всех потомков забытого антиделувиана. Всех, кто мог отомстить.
- А тех, кто не мог? - он переступил с ноги на ногу.
- Что ты имеешь в виду, мальчик?
- Вашу последнюю фразу.
- С теми, кто не мог нам отомстить, но боялся клана дьявольских сородичей, мы заключили соглашение. Это было вскоре после основания Камарильи.
- Почему вы были уверены, что они не отомстят? - Альберт смотрел на пляшущий огонь.
- Потому что это глупо. Скажи мне, мальчик, зачем какому-то тореадору или тремеру вспоминать о каких-то уничтоженных кем-то когда-то каинитах? Что получил бы тореадор, чья галерея финансируется Джованни, или вентру, владеющий несколькими банками, чьим деловым партнером или одним из основных и ценных клиентов является кто-то из клана Джованни?
- Не знаю. Потеряные знания? Забытая сила? Месть?
- Про месть я сказал выше. Ты правда думаешь, что кому-то может быть действительно выгодно мстить нам? Ни один Клан не будет нападать на нас из мести, мальчик. А знани и сила? Ну, предположим, но разве ее вернешь, если захочешь немножечко повоевать? И не забудь, у Аугусто третье поколение, кто еще может похвастаться, что во главе его Клана стоит его основатель?
- Да, понимаю, - он снова провёл рукой по волосам, - то есть кому-то просто незачем это делать, да и нет сил?
- Нет ни сил, ни причины, ни достойного выигрыша. Или это мы привыкли так думать, - ухмылльнулся каинит, обнажая клыки.
Альберт же натянуто улыбнулся.
- А особняк в котором я живу, никак не связан с этой историей?
- На сколько мне известно, совершенно никак, как и весь Париж.
- Благодарю, дедушка. И последний вопрос: где я могу найти барона?
- Хочешь побеседовать с ним и выяснить, не посылал ли он своих гулей ко мне домой и не подкупал ли моих слуг? - усмехнулся Джованни.
- На самом деле я бы просто хотел посмотреть на него. Хотя, и ваше предложение мне нравится, хотя я не думаю, что ваших слуг можно подкупить.
- Все возможно на самом деле. Даже тебя, - голос Лучано похолодел, и Альберт понял, что сородич обращается не к нему, - можно сломать.
Альберт бросил быстрый взгляд на Лучиано и прищурился. Напрежение внутри постепенно приближалось к пределу.
- Д'Арленкура найдешь в шестом округе неподалеку от театра, казино "Революция".
- Хорошо. Я могу идти?
- Иди, если у тебя больше нет вопросов, мальчик, я, так и быть, забуду про то, что ты вошел не спросив разрешения.
- Да, хорошей ночи дедушка, - вампир устремился к выходу, попутно позвав Люсьена за собой.

 

И тут игра умерала короч. И мы играем в новую. Уииии :3


@темы: rolle-play, vtm

URL
   

Mobilis in mobile

главная