00:08 

Vampire: the Masquerade. Paris 1935

annika_voin
Your system was cracked. Have a nice day!
Сцена восьмая
Останки человеческого
Часть первая
Альберт видел сон.
На этот раз это был не кошмар, так часто преследующий вампира всё его существование. Обычный сон. Ему снилось, что он с головой погрузился в голубую с зенцой воду какого-то водоёма. Прозрачную настолько, что было видно далеко-далеко вперёд. И он парил в этой пустоте, разбитой на плоскости косыми желтоватыми полосами.
На удивление, водоём был совершенно пустой. Вампир остался один на едине с прозрачной бесконечностью водоёма. Он мягко парил в тишине и пустоте, испытывая чувство покоя, не сравнимое ни с чем. Ему было тепло и спокойно. Глаза вода не щипала и он смотрел вперёд, как солнечный свет играет на дне превращая его в спину гигантской зебры.
Раз свет не вредят ему теперь, то когда он всплывёт, то ничего не будет. Ему так казалось и он на это надеялся.
Ион вынырнул, по привычке глубоко вздохнув.
Вокруг был сумрачный лес. Тёмно-зкёные дерьвья в дымке были похожи на тени самих себя. Солнце скрылось куда-то, будто бы его и не было. В воде резко похолодало и Альберту на секунду показалось, что он жив. Хотя, дыхание ему по-прежнему не требовалось. Хвойные деревья распологались вокруг озера, образуя нечто похожее на катлован.
Между ними весел густой белый туман, похожий на свежее кипячёное молоко.
Тело вампира охватил приятный холод, какой бывает обычно после того, как в самую жару окунёшся в прохладную воду.
Светлое небо было покрыто редкими звёздами, а Венера сверкала в небе яркой ораньжевой точкой.
Альберт не помнил, когда он услышал стук копыт, но ему казлось, что звучит он довольно долго.
- Цок-цок-цок, - звучал он в лесной тишине, а потом послышался и мягкий высокий голос поющий что-то.
Альберт подплыл к берегу ближе, чтобы рассмотреть тех, кто, видимо приближался сюда.
Он увидел, как долговязый юноша в одежде прошлого века ведёт к водопою белую лошадь, которая была похожа на призрак больше на живое существо, как и юноша, ведущий её. Его волосы были длинными и пепельными, чем походили на гриву той лошади. И сам юноша тоже казался тенью сотканой из тумана. Альберт разглядел его получше, когда он подвёл лошадь к воде и та начала пить. Юноша опустился рядом с водой и опустил в неё тонкие белые пальцы. Он пару минут смотрел на них, не замечая Альберта, а потом всё же перевёл на него сияющие жёлтые глаза и произнёс:
- Земную жизнь пройдя до половины, ты очутился в сумрачном лесу... - юноша сверкнул улыбкой, обнажившей вампирские клыки.
Сон кончился.
И теперь Джованни болтался в сладкой неге, между явью и сном, когда ещё сознание блуждает где-то в сияющих мирах. Он затаился, он думал и ждал, когда Люсьен придёт будить его.
Росселини помнил, что сегодня, возможно, им удасться узнать нечто новое в той тайне, что на них свалилась.
Но сейчас он прикидывался спящим и ждал.
: Росселини видимо изволил забыть под влиянием сновидения, что его гуль никогда не будил его. Вампиры не люди, они просыпаются сами с наступлением темноты, и не уснут до рассвета.
Ночь - время мертвых. В темноте скрывались они веками, забыв о солнечном свете, который был им не доступен.

В доме стояла тишина. Мертвая, гробовая тишина, нарушаемая только шелестом ветра за окнами и стуком ветвей о стекло.
Видимо, Люсьен был далеко, а Изабель еще не проснулась, или ее не было... Скорее всего.
Выбора не было, и Росселини встал, наскоро набросив на себя какую-то одежду он пошёл искать Люсьена. Скорее всего, он был у себя.
Альберту нравилась эта тишина, такая мягкая и успокаивающая, она не пугала.
"То что профаны называют звуком, мастера называют тишиной", - ему вспомнилась фраза одного знакомого.
Но некроманта у себя не было. На столе лежали две пыльные книги в старых потускневших от времени и пыли переплетах. На обложке верхней было выведено "Voice del Morte". Когда-то буквы были позолочены скорее всего, но теперь и следа позолоты на них не было.
Видимо, гуль что-то искал в томах, которые, попади они в руки инквизиторов в свое время, были бы брошены в костер, как и тот, кто ими владел.
Альберт машинально провёл по обложки каждой из книг рукой, будто бы они были живыми. Такими странными зверями, которых надо было бы неприменно успокоить поглаживаем рукой.
Вампир решил, что достаточно бессмысленно искать слугу точечно, в разных комнатах, что пожалуй логичнее начать с кухни, а потом двинуться дальше по остальному дому.
На кухню он и отправился.
Кухня была пуста. Пуста и темна. И ничем не примечательна - небольшая комната, несколько столиков из светлого дерева, ящики, в которых лежала дорогая посуда и столовое серебро. Над старомодной газовой плитой висела россыпь всевозможных горшков, кастрюль и сковородок.
Все на своих местах - все, как обычно.
Забавно.
Это было настолько забавно, что уже начинало пугать. Джованни тем ни менее ещё раз оглядел кухню и двинулся прочь, направлясь в гостинную.
Гостиная, как и другие комнаты, в которые заглянул Альберт была пуста и ничем не примечательна. Все те же кресла, диван, маленькие столики, два книжных шкафа у стен и безвкусные обои с растительным орнаментом.
На столике возле большого французского окна стоял старый граммафон, а рядом на полу лежала коробка, полная пластинок.
Альберт подошёл к пластинкам ближе и кинул на них взгляд, не найдя ничего примечательного. Он двинулся дальше. Происходящее заронило в него крупицу страха. Он не любил оставаться один.
Далее лежали коридор и гостевые комнаты.
Щелкнул замок на парадной двери, где-то в коридоре раздались шаги, шорох снимаемой верхней одежды и шумное дыхание. Видимо, слуга выходил за чем-то, и задержался.
Альберт подошёл ближе к двери и прислонился виском к стене и странно посмотрел на гуля.
Свет сумрачно скользил по щеке вампира.
В руках Люсьена был сверток коричневой бумаги, судя по форме и размерам - книги. Этот сверток гуль держал в руках очень аккуратно, как нечто ценное, впрочем, возможно, содержимое его и было ценным.
По крайней мере для Люсьена Росселини.

- Прошу простить меня хозяин, что вашего слуги не было на месте, когда вы проснулись, - спокойно проговорил человек, увидев хозяина.
- Ничего, - вампир кивнул, - за чем ходил? - вампир кивнул на книгу, - ничего, конечно, но ты же знаешь, что я не люблю быть один.
- За книгами в поместье Диего, - поморщился Люсьен, инстинктивно схватив себя рукой за горло, впрочем тут же отпустив, - я вспомнил один старый ритуал, но в своих не смог его найти. Он должен быть в одной из этих, - кивок в сторону свертка, заботливо уложенного на край стола, - но я жду распоряжений, хозяин.
- Пойдём к тебе. Расскажешь, что за ритуал и зачем ты хватаешь себя за горло, м? - вампир прищурил глаза.
- Ну, никто не запрещает кузену Винченцо награждать меня своими поцелуями, когда я прихожу за книгами в их библиотеку. Это своеобразная плата, - отмахнулся гуль, хватая книги и двигаясь в свою комнату.
- Мерзость какая, - процедил Росселини сквозь зубы, - ненавижу, - ещё тише проговорил он, следуя за гулем.
Это суть Клана, - Росселини рассмеялся, - мы все друг друга ненавидим, но тем не менее обожаем Семью и Клан. Парадокс, но работающий и действенный.
Гуль распахнул двери своих покоев, положил сверток на стол, взял из ящика ножницы и аккуратно перерезал бичевку, опоясывающую бумагу.

- А ритуал... Он должен помоч определить силу, которой был уничтожен призрак. И как далеко она от заклинателя.
- Я не о ненависти к к Винченцо. А о том, что ненавижу, когда трогают нечто, что принадлежат мне. А самое мерзкое, что я не могу это прекратить, - он провёл рукой по возлохмаченым волосам.
Альберт встал за плечом гуля.
- Признаться, Люсьен, мне даже немного стыдно.
- Не важно, Альберт. Ты что-нибудь думал о том, что нам следует делать? Обратится к Изабель?
- Думал. Я не хочу просить Изабель о помощи, если честно. Почему-то мне хочется... Попробовать разобраться самому. Чёрт... Сигареты забыл. Неважно, - он закрыл лицо руками, - ты знаешь, кто жил в этом доме до меня, Люсьен?
- Кто-то из нашей семьи, - хмыкнул гуль, перелистывая желтые страницы книги в темно-зеленом переплете. - Думаю, подробнее можно узнать у дедушки. Он должен знать.
- Просто мне казалось, что раз Кэтрин сказала, - он поднял глаза на гуля, - что раз Кэтрин говорила о старом предательстве, связаном с поместьем, - он перевёл глаза на пальцы Люсьена, - то логично узнать о тех, кто жил здесь раньше
- Мне кажется, она имела в виду не это.


@темы: rolle-play, vtm

URL
   

Mobilis in mobile

главная