23:26 

Vampire: the Masquerade. Paris 1935

annika_voin
Your system was cracked. Have a nice day!
Сцена шестая
Голос прошлого
Изабель сидела в кабинете, некогда принадлежавшему отцу Альберта. За его столом, в его кресле и почти так же как и отец неодобрительно смотрела на Росселини. Маленькая комната казалась от ее присутствия ее меньше и теснее. Ярость Джованни заполняла воздух и казалась вполне осязаемой, вязкой и горячей.

- Что ты сказал? - голос итальянки звучал опасно мягко, в нем звучали стальные нотки. - Повтори, будь добр, что сазал Лучано?
Он улыбнулся улыбнулся уголком рта. Примерно так улыбаются джентельмены, до того самодовольные, что даже перед лицом Армагедона их лица не покинет это саркастическое выражение.
Но эта улыбка была лишь маской, почти идеально прикрывающей внутренний страх Джованни.
Он боялся Изабель, хотя редко признавался себе в этом.
"Женщины - самые коварные существа, из созданных Богом. Обманчиво хрупкие и беззащитные они играют с сердцами не хуже самых азартных игроков в покер или рулетку. Обидно только то, что женщинам почти всегда везёт".
Изабель везло всегда, ибо она стала венцом объединения коварства женского с коварством Сородича.
Альберт постарался выкинуть это из головы и поднял глаза на Джованни:
- Он сказал, что Клетка пуста.
Мягкий свет от лампы бликовал на идеально отглаженном белом воротнике рубашки Росселини, а серая тень мягко скользила по одной половине его лица.
: Изабель откинулась на спинку кресла и прищурилась, кончики ее ногтей скрипнули по лакированному дереву подлокотников. Ее темно-шоколадные глаза в оранжевом свете настольной лампы казались черными провалами.
- Положи, - она выделила своим мягким голосом первое слово, - клетку на стол. Что еще сказал твой соплеменник?
Альберт взглотнул и положил клетку на стол.
Он старался вести себя более естественно, но у него осбенно не получалось и тёплый жёлтый свет теперь плясал на бледных трупных костяшках пальцев:
- Он... Сказал, что призрак был уничтожен. Некромантом. Очень сильным некромантом, - страх трепетал на грани его зрачка.
- О да... - усмехнулась каинитка, - ты даже и не представляешь какой силой и знаниями обладал некромант. А теперь, пожалуйста, напряги голову и послушай то, что я сейчас скажу.
На особняк днем было совершено нападение, в ходе которого не было взломано ни единого замка. Все окна целы, все двери целы.
Ногти Джованни еще раз скрипнули по подлокотнику отцовского кресла.
- Множество призраков было выпущено на свободу. Несколько призраков стали спектрами. Из библиотеки Лучано исчезли очень ценные книги и записи ритуалов черного искусства. А через несколько дней Росселини сообщают мне еще об одной "маленькой детали". Легенда клана Джованни, великий дух, защитник и покровитель Клана был уничтожен.
Изабель замолчала, глядя в глаза Альберту.
- У тебя есть мысли на этот счет?
- Почему ты неожиданно спросила меня об этом? Разве я не слепое орудие? - он приподнял бровь.
"Когда Изабель скребёт ногтями стол моего отца, то меня переполняет праведный гнев! Хотя..." - он снова внимательно посмотрел на женщину, - "на самом деле я ничего не чувствую".
Где-то внутри вампира коснулся осколочек льда.
- Мне интересно. Возможно, ты, мой мертволиций собрат, можешь предложить какой-то вариант, который... - на ее губах вспыхнула теплая улыбка, - будет отличаться от всего, что видится мне.
- Я не детектив и никогда им не стану, какую шляпу на меня не надень, - Альберт пожал плечами, - возможно что-то связаное с демонами? Или кем-то ещё не из Сородичей?
- Или в семье завелся предатель. Знающий, сильный и опытный. Вот только.... зачем? Кто? Почему? Как это возможно? Или ты хочешь сказать, что... это некто за пределами Клана Джованни набрался таких знаний, чтобы все осуществить? И, заметь, я в самом начале сказала тебе, что все это было бесшумно и чисто.
- Ну этот вариант же отличается от всего, что видится тебе? Ты сама хотела получить такой ответ, - вампир силой подавил улыбку и серьёзно посмотел на вампиршу, - такой вопрос... Изабель, - он сцепил руки в замок, - ты косвенно намекаешь, что предателем могу быть я? - Альберт откинулся в кресле, - я просто проверяю все возможнные версии.
- Нет, я уверена, в отличии от Диего, что ты точно не можешь быть предателем. У тебя нет ни знаний, ни опыта, ни силы в крови. Даже амбиций и целей, которые могли бы подтолкнуть тебя на столь рискованный шаг.
- Это отчасти радует меня, - лицо Джованни было непроницаемой саркастической маской, - что-то ещё, Изабель?
- А что нужно тебе, позволь спросить?
- В смысле?
- Что нужно тебе, Альберт? - Я спрашиваю по-французски, а не по-иальянски.
- Сейчас мне очень нужно уйти отсюда. Пожалуй всё, а какой ответ ты хочешь получить?
- И куда ты хочешь пойти, что делать? - продолжение вопроса тебя не задевает? Мне просто интересно, что может делать сородич, который не хочет и не может ничего делать. Даже думать. Что нужно тому, кому ничего не нужно и ничего не интересно?
Изабель наклонила голову в бок и усмехнулась.
- Можешь идти туда, куда ты там собирался. Не держу.
- Какое тебе дело, Изабель? - тихо проговорил вампир и выскользнул из комнаты в тёмный коридор и направился к входной двери.
- Ну, - донеслось из кабинета, - я просто считаю, что ты - бесполезная трата крови Джованни. Мне было бы приятно убедиться в обратном, к сожалению, ты, видимо, хочешь только укрепить меня в моем мнении о тебе, Росселини. Ты жалок.
- Ага, - коротко отозвался Альберт, - я понял. Спасибо, - он продолжил свой путь к входной двери и стал надевать пальто, висящее на вешелке.
Ему хотелось убежать, на самом деле. Почему-то это дестское и нелогичное желание преследовало его всё время нахождения с Изабель в одной комнате.
"Какое мне дело до того, что мне говорят другие, пфых".
- На самом деле совершенно никакого, - усмехнулся мягкий женский голос. Такой знакомый и холодный, прочитав его мысли. - Бегать ты прекрасно умеешь. Все остальное тебе никогда не было по силам.
- Да я в целом никогда ничего не мог и что с того? - он огрызнулся, на секунду он подумал о том, чтобы подняться и разбужить Люсьена, но потом оставил эту затею и вышел из дома в одиночестве, направишись в тёмное хитросплетение узких улиц. Свет фонаря играл на его бледном лице.
- Помнишь, я когда-то спрашивала тебя, зачем нам жить, если некчему стремиться? Что ты мне тогда ответил, не припоминаешь?
- Кто ты, чёрт бы тебя побрал?! - прошипел вампир, укутываяся в пальто плотнее, надеясь, что чёрная плотная ткань защитит его от промозглого холодного ветра, там сильно пахнущего дождём и бензином.
- Мою руку ты держишь в формалине, - фыркнул голос, - уже припоминаешь?
- Тогда, привет. Имя не напомнишь, а то я запамятовал, - соврал вампир и быстро пошёл вперёд, страясь потеряться в холодном лабиринте улиц.
Женщина рассмеялась.
- Нет, не напомню, вспоминай, дружок.
Он никогда не думал, что будет так мёртвом может быть так холодно.
Дома казались ему безжизненными чёрными провалами, дырами в мироздании, где в самой глубине тепляться жёлтые огоньки. Альберт шёл вперёд не разбирая дороги, иногда натыкаясь на редких людей, похожих на серые тени.
- Кэтрин?
- О, - голос развеселился, - какая скорость мысли. Угадал, милый, угадал.
Альберт почувствовал, как начинало моросить дождём. Мелко, холодно и непртиятно.
- Что тебе нужно, Кэт?
- Что может быть нужно мертвым, милый?
- Чьё-то общество, дорогая. Мне последнее время хочется только этого, - он коснулся пальцами холодного стекла какой-то погасшей витрины. Кажется, там стояли игрушки.
- Нет, твоего общества мне бы не захотелось просто так. Но приятно осознавать, что ты скоро ко мне присоседишься, ублюдок. Беги давай вперед, беги.
- О да... Тебе нравится гореть в аду, подруга? - он расхохотался, - маленькая мерзкая шлюха, - по пальто Альберта стекали капли, - страдаешь, сука?
- Тебе следует больше общаться со своим очаровательным слугой, нет никакого ада и рая. Что есть - ты узнаешь. Даже если я скажу, что да, твоя пустая и никчемная, пустая и глупая жизненка станет менее мучительной? Кому опять морочим голову?
- Да, чёрт возьми, да! - он снова смеялся, - мне намного легче, очаровательная моя. Я целую твои пальчики, - Альберт прислонился лбом к стеклу, с интересом разглядывая черные силуэты игрушек, - тебе нравится Люсьен? - он усмехнулся.
- Тогда я тебя разочарую. Я не страдаю. А ты - да. А Люсьен... Ты же знаешь, что мне всегда нравились предприимчивые мужчины, способные, желающие и делающие. Он так не похож на тебя, милый. Как многих ты не стоишь... - девушка мягко рассмеялась, - Помнишь, прежде чем пристрелить меня, ты спросил: "За что я так с тобой поступила?" Ответить я тогда не успела. Но ты его знаешь, правда?
- Знаю. Только это больше не трогает меня.
- Да, и только за одно это ты и достоин всего, к чему ты пришел.
- Но я хотя бы здесь, а не там, где ты. И я не страдаю. Я просто ничего не чувствую, вот и всё, - солгал вампир и пошёл дальше, туда, где виднелись другие огоньки.
Ему мучительно хотелось погреться.
- Ах, милый, ты - мои Оковы, я знаю о тебе больше, чем ты сам, а басни можешь рассказывать Изабель. Она тебе поверит.
- Зачем ты пришла?
- Я еврейка, поэтому отвечу вопросом на вопрос: "А ты как думаешь?"
- Помучить меня. Не надо было влюбляться тогда в тебя, я предположу, - до ближайшего огнонька оставалось ещё несколько минут хоть бы.
- Ах, ты никогда меня не знал. Я никогда не была столь мелочной. Зачем мне мучать тебя? Даже если бы я горела жаждой мести, ты и сам с этим прекрасно справляешься. Еще попытка.
- Тебя привела ко мне некая сила, которая неподвластна тебе. раз общества моего ты не желала.
Не желала. Но пришла добровольно.
- Ты хотела сказать мне нечто важное и тебя кто-то прислал?
- Это тебя кто-то зачем-то и куда-то посылает. Ты не свободен. Если бы ты собрался и перестал быть тем, чем ты являешься... А пока сказать мне нечего. Смысла нет. Но я знаю, где стоит начинать искать Изабель Джованни.
- Тогда говори.
- А зачем?
- Потому что я хочу чтоб ты сказала. Вот и всё.
- А я хочу, чтобы ты стал тем парнем, которого я когда-то любила, а не гибридом тряпки и размазни, которым ты стал уже давно и, видимо, еще долго будешь.
- Тогда я постараюсь сделать то, о чём ты просишь. Говори уже.
- Начинай искать с своем особняке. Помни о старом забытом предательстве, - прошептала девушка едва слышно на ухо Альберту.
- Благодарю, Кэтрин. Я буду тебе признателен, если ты не лгала мне. А в замен, я перестану играться с твоей рукой.
- Мне все равно, что с моей рукой. Альберт. Играй, если то достовляет тебе удовольствие.
Голос призрака затих и только ветер свистел над головой. Ветер нес осеннюю листву и шум ночного города.
Альберт вздохнул спокойно, а голове его уже сложился относительно простой план действий.
Он толкнул дверь, к которой так долго шёл и проскользнул внутрь.
Это было маленькое круглосуточное кафе, каких в последние годы в Париже стало много. Дюжина столиков, укрытых красными клетчатыми скатертями, на каждом из которых стояла вазочка с начинающими увядать цветами. У кассы стояла девушка, одетая в белое платье чуть ниже колен, подпоясанное черным поясом с золотой пряжкой. Вид у нее был утомленный и скучающий.
Он ворвался в кафе и одарил девушку своей самой лучезарной улыбкой:
- Мадмуазель, а не подскажете адрес вашего кафе? Что-то я заплутал немного.
- Рю де Карнавалле, Монмартрский холм, - скучающе ответила она, улыбнувшись уголками губ гостю, - будете что-нибудь, мсье? У нас есть восхитительные воздушные пирожные.
- Надеюсь, что мне удасться их отведать, - он улыбнулся, - и ещё не подскаже, где ближайшая телефонная будка?
- У нас в кафе есть телефон, если желаете, мсье.
- Это просто замечательно! - он снова одарил девушку улыбкой, - я воспользуюсь? Покажите, пожалуйста, где это...
- Пойдемте со мной, мсье, - она вышла из-за стойки, - и направилась к неприметной двери в другом конце комнаты. За дверью был чей-то кабинет. Маленький дешевый стол, усыпанный бумагами, пожелтевшие жалюзи на окнах и тусклая электрическая лампочка, едва разгоняющая полумрак.
- Вот, пожалуйста, - официантка указала на черный аппарат на стене, - я запишу вам в счет разговор.
- Хорошо, благодарю вас. Вы само очарование, - на удивление Альберт говорил на полном серьёзе, а потом кивнул девушке и набрал номер на телефоне.
"Только бы чёртов Люсьен взял трубку".
- Доброй ночи, - проговорил мягкий голос телефонистки, - с кем вас соединить
- Рю Жюль Верн, будьте добры, - потом он назвал номер.
- Алло, - проговорил сонный голос гуля через несколько звонков, - Люсьен Росселини вас слушает.
- Просыпайся, одевайся и быстро иди или едь, как захочешь на Рю де Карнавалле, что на Монмартрском холме. Там закусочная есть небольшая, я буду тебя ждать. И ради всего святого не говори ничего Изабель. Я жду тебя, - проговорил он не терпящим возражений тоном.
- Хорошо, хозяин, - ответил гуль с удивлением после короткой паузы.


@темы: rolle-play, vtm

URL
   

Mobilis in mobile

главная