21:23 

Vampire: the Masquerade. Paris 1935

annika_voin
Your system was cracked. Have a nice day!
Сцена четвёртая
216
Пробуждение было болезненным.
Какой-то звон разрывал уши. Боль...
Боль и звон метались по телу, словно пауки. Пауки, убегающие от огня...
"Колокола" - усмехнулся кто-то рядом с сородичем. - "Снова. Когда они, наконец, перестанут звонить... Нотр-Дам..."
Альберт громко вскрикнул и присел на постели. Его дыхание было бы прерывистым, если бы он считал нужным дышать, но нет. вампир просто сидел, уставившись в одну точку и судорожно сжимая в руках край простыни.
"Колокола. Колокола... Что за бред?" - думал вампир, но глаза его судорожно блистели. Он ненавидел эти кошмары, так часто мучавшие его.
- Доброй ночи, господин, - улыбнулся гуль, откладывая какаю-то книгу в темном переплете, - я думал, вы проснетесь не раньше, чем через час. Вас что-то потревожило?
- Нет. Я просто решил покричать, - вампир закрыл лицо руками, - а так всё хорошо. Всё замечательно, чёрт бы тебя побрал.
- Он нас уже побрал, - усмехнулся Люсьен, - всех нас. Хотим мы того или нет. Что тебе снилось?
- Боль, - Сородич задумался и окинул гуля взглядом, - а может мне просто было больно. И голос. Голос говоривший что-то о колоколах Нортр-Дама... А, да. И звон этих самых колоков. Просто жуткие ощущения. Эти сны опустошают меня, Люсьен. Почему-то мне всегда кажется, что я не просыпаюсь прежним после них.
- Ну да, Собор звонил пару минут назад.. В первый раз слышу, что тебе не дают спать колокола... Жаль, что всех денег семейства и Клана не хватит на то, чтобы снести эту старую громадную уродину... Памятник... Я не люблю памятники.
- Но не будем об этом, - вздохнул человек, поднимаясь с кресла, и обнажая рукав, - пей. Не думаю, что сегодня у тебя есть время на охоту.
Гуль протянул домитору запястье.
- Пф, откуда такое обращение, Люсьен? - вампир улыбнулся. Ты очень-очень фамильярен...
Это было произнесено не всерьёз. Росселини чувствовал себя слишком вымотано, чтобы злится или хоть как-то выяснять отношения с гулем. И поэтому он просто сделал то, что ему сказали. Он надкусил запястье гуля и выпил немного солёной тёплой крови, и... признаться, это поднимало настроение, хотя... Не изгоняло все страхи из сердца.
- Говоришь, время ещё есть?
- Да, мадам Изабель еще не проснулась. можешь пока заняться своим костюмом. Я помогу одеться.
Губы вампира растянулись в какой-то очень уж доброй улыбке, а глаза его блистели как-то уж чересчур живо.
- Ага, конечно, мой великий и прекрасный господин, - сородич насмешливо поклонился, - но сначала...
Он резко рванулся вперёд, как дикая кошка и крепко схватил гуля за плечо и потянул юношу в направлении постели, не переставая ехидно улыбаться.
- Сначала мы немного поиграем, хорошо? - это был не вопрос, расчитаный на ответ, а скорее обычная информация.
"Он - моё. Распоряжаюсь, как хочу".
Эта мысль почему-то грела душу вампиру, как ничто иное.
"Игрушки скучают, если ими долго не играть".
Вампир был готов рассмеяться в тот момент, когда ему всё же удалось затащить на кровать потерявшего равновесие Люсьена.
Наверное, примерно с таким же лицом дети затаскивают в постель любимых собак.
Вампир держал достаточно крепко, так, что не вырвишся и при этом улыбался на удивление удовлетворённо.
- Чего ты хочешь? - поинтересовался гуль, - пытаясь выкрутиться из хватки хозяина, - ты с ума сошел?
- Нет, не сошёл, - он тихо засмеялся, - просто захотел с тобой поиграть. Слуга же не в праве отказать хозяину. Обещаю, я недолго, - его голос приобрёл сходство с мурлыканьем огромной дикой кошки, - я просто избалованный ребёнок, получающий те игрушки, которые он хочет. Вот и всё.
Он улыбнулся, оскалив белые клыки.
- Такой холодный и так близко. Противно, да?
- Нет, - хмыкнул Люсьен, прекратив вырываться. - Желание хозяина - закон.
- Хороший гуль, - вампир удовлетворённо ослабил хватку, - всегда такой покорный, когда напоминаешь ему о своём месте. М... Жаль, что ты делаешь это не по своей воле. Отчего ты так не многословен, м?
- А что я должен тебе сказать? - в голосе человека послышались нотки удивления
- На самом деле понятия не имею, - он лениво прикрыл глаза, - просто не знаю чего я особо хочу, - он ощутимо прижимал гуля не столько к себе, сколько к постеле, чтобы он не сбежал, - почему ты не хочешь спать со мной?
- Потому что ты труп, - последовал ответ, - я уже говорил. КУрасивый, но труп.
- Глупый гуль, - он силой прижал Люсьена к себе, - просто спать вместе. Я не собирался заниматься с тобой содомией, ни в одном из её видов.
- И слава богу, - хмыкнул Люсьен, - но теплее ты от этого не становишься.
- Не призывай имя Господа в суе... Может он тебе ещё пригодится, - он серьёзно посмотрел на гуля, - есть вероятность, что я не вернусь с этого приёма, а ещё велика вероятность того, что я так или иначе погибну в последующее время. Считай меня малодушным слабаком, но... у меня кончились желание и силы бороться и что-то делать. Даже власть меня не увлекает более. Просто ещё одна игрушка, которая мне скоро надоест. В такие моменты, как сейчас или когда мы гуляли по ночному Парижу, я чувствовал себя почти живым, - он по-доброму и почему-то нежно взглянул на гуля, а заетм поцеловал его в лоб.
- Вернешься, куда ты денешься, - хмыкнуль гуль, - да и вторая смерть тебя, по-моему, не слишком страстно ждет.
- Ждёт. Вставай, - он отпустил гуля, - ты собирался помочь мне одеться. Не хочу заставлять Изабель ждать.
Он встал с постели и посмотрел куда-то вглубь дома.
Казалось, что ничего не было. Никаких неизящно замаскированных под игру вспышек слабости. Ничего.
Только плечи вампира оставались неестественно напряжены.
- Она еще не поднялась, кажется, - проговорил гуль, походя к шкафу. - Что наденешь сегодня?
- То что лучше подходит к бледности моего лица, - огрызнулся вампир, - мне всё равно. Выбери на свой вкус нечто такое в чём было бы не стыдно прийти на приём к князю.
- Сыграем на контрасте, - проговорил гуль, - вынимая из шкафа черный костюм. - Обойдемся без галстуков. Красны носовой платок... Туфли-туфли- туфли. - человек задумался на мгновение, - черные сбез пряжек.
- Прекрасно, - проговорил вампир, по тону его было понятно, что ему это совершенно безразлично. Он начал одеваться, прокручивая в голове недавние события.
- У тебя слишком кислое лицо... - буркнул Люсьен, - помогая хозяину одеться. - На тебя посмотреть - как будто замуж за нелюбимого выдают.
- Так это он тебя имел? - усмехнулся Альберт, продолжая одеваться, - в точности говоришь, как когда-то моя сестра. В тебе больше женственности, чем я думал, - эти неудачные подколы появлялись у него сами по себе, в качестве какой-то защитной реакции. Кого-кого, а слугу он никогда не стремился обижать своими резкими высказываниями, это было его очередное озлобленное ворчание, сейчас, возможно, переходящее незримую грань.
- Учту, - кивнул гуль, поправляя пиджак, - все, можно сказать, что готов. Осталось дождаться невесту.
Альберт поправил платок.
- Ага. Люсьен, - он прищурился, - извини, - внутренняя злость его начала спадать, видимо тонкий и вежливый ответ гуля попал в цель, - я ублюдок. Извини.
- Ты Росселини, ничего особенного. Меня радует, когда ты ведешь себя, как вампир, а не как не понятно что.
- А мне нравится, когда ты ведёшь себя, как человек, а не как игрушка. Как я понимаю, без обид?
- Я похож на обиженного? Иди в гостиную, Джованни уже ждет наверняка.
Он махнул гулю и направился в гостинную.
Однако Люсьен оказался не прав.
Изабель там не было, и появилась она только через полчаса.
Выглядела она великолепно. Изящная, грациозная, в кремового цвета платье, с идеально наложенным макияжем. Шоколадного цвета волосы собраны на голове и заколоты заколкой в виде розы из жемчуга. На шее - так же жемчуг.

- О, как хорошо, что вы уже готовы, Альберт, - улыбнулась она, - Добрый вечер.
- Добрый вечер, прекрасно выглядите сегодня, - он постарался запихнуть боль, желчь и страх куда подальше вглубь себя, оставив только холодную и совершенную маску джентльмена.
- Вы тоже, дорогой племянник, - усмехнулась Изабель, - идемте, пожалуй. и помните, мсье, сегодня мы с вами Вентру.
- Хорошо, - он кивнул, - как я понимаю, машина уже подана?
- Подана, - ответила Джованни, направляясь к выходу.
Ночь наступила быстро. Слишком быстро. Воспоминания о прошедшем кошмаре были еще слишком свежими. Слишком.
Огонь. Демоны и снова огонь. Ад пришел на землю. А кто-то из Семьи говорил, что Геенна - обычное суеверие, как и то, что черные кошки приносят несчастье, или что мир был сотворен за шесть дней.
Они явно ошибались.
Сон принес облегчение. Росселини снилось даже что-то. Что-то приятное, светлое и чистое. К сожалению, сон рассыпался чересчур быстро, чтобы сородич мог восстановить в памяти его детали и собрать осколки воедино.
Альберт оделся и кинул на себя взгляд в зеркало. Видимо, Росселини был удовлетворён результатом. Следов вчерашнего кошмара не было видно, внешне во всяком случае. Вампир натянул на лицо самую обаятельную из своих улыбок, начал спускаться вниз.
И... Мир на секунду закружился перед ним, и вампир, подскользнувшись на нижней ступеньке, неловко растянулся на полу гостиной.
- О Боже, - презрительно воскликнул нежный голос Изабель прямо над головой сородича. - На тебя так повлияла вчерашняя... бойня, что ты не держишься на ногах, Альберт?
Тон ее был легким, но в нем сквозила неприкрытая насмешка. И в завершении картины прямо перед носом Альберта появились носки черных дамских туфель.
Вампир поднялся, со всеми теми остатками достоинства, что он смогу каким-то чудом сохранить и улыбнулся Изабель:
- Нет, дорогая тётушка, я просто оступился.
- Прекрасно, - улыбнулась тетушка, - а как прошло купание в Сене? Я надеюсь, ты не задолжал своему спасителю слишком много, Альберт?
- Он ничего не попросил, на удивление, - он сверкнул тёмными глазами, - а в Сене слишком холодная вода.
- Уже осень, - пожала плечами каинитка, - было бы странно, если бы она была теплой. Даже эти твари бы не сумели ее согреть.
Изабель покачала головой и одарила Росселини тяжелым взглядом.
- О, не смотри так на меня, порочная злая женщина! - он театрально вскинул руки, но птом быстро пришёл в себя, - твари действительно не из приятных.
- Дьяволопоклонники. Весьма и весьма неожиданно, не находишь? - хмыкнула Джованни, - сначала нас грабят, потом князя убивают какие-то фанатики... Куда катится мир?
- В пучину безумия, страха и боли, - он улыбнулся и кивнул.
- Только этого нам и не хватало. Жаль, что нам не удалось узнать ничего по _нашему_ делу. Хотя, кое-что я все-таки поняла и увидела. А ты, мой дорогой племянник?
- Я видел только яркий огонь и холодную воду. Ну и мерзкого носферату. Не более.
- Уже хорошо. А последствия ты уже понимаешь или пока нет?
- Я буду должен своему спасителю.
- Если сейчас не должен, то и в дальнейшем не будешь. Железо куют пока оно еще горячо.
- Хорошая идиома.
Вампирша закатила глаза и покачала головой не то устало, не то раздраженно.
- Мы не об идиомах сейчас говорим, Альберт. Ты понимаешь, что означает для нас убийство князя Парижа? Особенно, учитывая все сопутствующие обстоятельства.
- Опасность? Охота? И причём тут сопутствующие обстоятельства? - вампир искренне не понимал слов своей спутницы. Да, будет хуже, чем сейчас, но... почему она так обеспокоена?
- Чудесно, - губы Джованни дернулись, - хоть до "будет хуже, чем сейчас" мы уже дошли. Будет не просто хуже, племянник. Будет намного хуже. Наши враги будут полными идиотами, если не воспользуются ситуацией.
- Мы всегда можем уехать, - мужчина поднял бровь, - и таким образом избежать... своих врагов.
- Джованни не бегают, поджав хвосты, как собаки, Альберт. Я говорю о Клане, а не о фамилии. И, боюсь, патриархи Клана не сильно обрадуются такой стратегии. И не погладят нас по голове, если мы ее применим.
- И что ты предлагаешь делать?
- Я буду не предлагать, Альберт, - Изабель ядовито-сладко улыбнулась, - я буду приказывать. А ты, как и все Джованни в Париже, будешь подчиняться.
Он кивнул.
- Тебе действительно лучше знать, и чтобы сохранить свою шкуру - я буду подчинятся. Ну и... из-за уважения к тебе, конечно.
Прелестно, - кивнула она в ответ, - одевайся, бери с собо гуля и отправляйся к Лучано. Скажи ему, что я хочу от него кое-что получить. Он поймет что.
- Хорошо, - Альберт кивнул, - я не буду спрашивать более. Ты же мне не расскажешь ничего более подробно, да?
- Не расскажу. Может быть покажу, но у меня такое чувство, что твой гуль поймет в показанном больше тебя, Росселини.
- Неприятно, когда твой слуга знает больше чем ты.
- Я могу идти? - он приподнял бровь.
- Ну, боюсь, это целиком и полностью твоя заслуга. А идти можешь. Куда - я сказала.
Она отвернулась от соклановца и направилась к противоположному выходу из комнаты.
- У меня будут другие дела, сегодня и сейчас. Если не вернешься к рассвету, встретимся завтра ночью... Я надеюсь, что все будет так, как должно быть
- И я тоже, - он кивнул и вышел.
Строить из себя джентльмена ему совершенно не хотелось. Пройдя по корридору, он открыл дверь в комнату Люсьена и проскользнул в комнату.
Гуль сидел за простым деревянным столом и читал, склонившись над книгой слишком низко. Губы его двигались, будто он что-то шептал. На внезапный визит домитора он, видимо, не обратил внимания. Или попросту не заметил его.
Альберт улыбнулся и тихо прошёл за спину гуля и наклонившись тихо прошептал ему в ухо:
- Привет.
Гуль вздрогнул, замер на секунду, потом повернул голову к хозяину и чмокнул его в щоку.
- Извини, не заметил тебя, увлекся, хозяин.
- Откуда столько нежности? - Альберт усмехнулся, чем стал похож на довольного кота.
- Доза крови, видимо, - пожал плечами человек, поднимаясь со стула, - ты в порядке?
- Тебе честно, или, как Изабель?
- Как ты сочтешь удобным, Альберт. - парень взял книгу со стола и направился к шкафу, - а Изабель интересовалась твоим состоянием?:
- Нет, - он проследил путь юноши взглядом, - но мне нужно держаться с ней... По-особенному. По-особенно весело, чтобы не казаться ей слабее, чем я есть. Если быть откровенным, то я чертовски напуган. Надеюсь, не видно.
- Поверь мне на слово, Альберт, ты можешь держаться с Изабель любым образом, но она будет думать о тебе только основываясь на твоих поступках, действиях и решениях. Ну и успехах. Она Джованни. А то что напуган... Мне не видно.
- Тогда, я рад. Немного, - он улыбнулся, - какие планы на эту ночь?
- У меня? Служить, конечно, - фыркнул Росселини.
- Забавное существо... Искренне забавное, - вампир почти смеялся. Кстати... - Росселини облизнул губы, - мне всегда было интересно, как содомиты занимаются любовью, м? И... у тебя есть нож?
- Решил меня оскопить? - Люсьен поставил книгу по полку и повернулся к хозяину, - а все ножи на кухне.
- Значит неси нож, - он отмахнулся.
Гуль кивнул и направился к выходу из своей комнатушки.
- Только вернись потом, - откликнулся вампир ис тал терпеливо ждать возвращения слуги.
Слуга вернулся буквально через минуту. В руках он нес самый обычный кухонный нож. Такими режут мясо, фрукты, хлеб, если нужно. Черная деревянная ручка. Чистый, новый нож.
Альберт принял нож из рук гуля и кивнул в знак благодарности.
- Давай будем играть?
- Давай, если у тебя нет больше дел, хозяин, - пожал плечами гуль.
- Дела есть, но мы быстро поиграем и пойдём делать дела, - он улыбнулся, а лезвие ножа мягко сверкнуло, - вставай на колени.
Гуль хмыкнул, а потом медленно опустился на колени, как и требовал домитор.
Альберт едва сдерживал смех. Вампир закатал рукав одной из рук и тихо нараспев произнёс:
- Свершилось! Ибо я есть Альфа и Омега, начало и конец, жаждущему дам даром от источника воды живой, - он снова едва сдержал смешок и полосонул ножом себя по запястью.
- Пей. А то я рубашку запачкаю.
Гуль приник губами к запястью вампира и стал жажно сосать алую жидкость, струящуюся из раны.
- Тихо... Не всё. Не всё, оставь своему хозяину хоть часть. Хороший гуль, - он промурлыкал, - заботливый, полезный и умный. Отпускай... Отпускай, - и он настойчиво, но вместе с тем достаточно мягко отнял руку от губ гуля, а потом сам провёл по запястью языком, заличивая рану.
- Спасибо.
- Вставай, собирайся. У нас есть одно крайне важное и неприятное дело. И попутно... Ответь мне на вопрос, раз уж я дал тебе крови.
- Спрашивай, конечно, - Люсьен поднялся с колен, - куда едем?
- К господину Лучиано. Изабель сказала, что мы должны забрать у него нечто важное. Кстати, ты не в курсе, что это? - он прищурился, - пойдём пока вниз, и да... - он с интересом посмотрел на гуля, - поподробнее расскажи, как _вы_ это всё-таки делаете. Я представляю примерно, но не в деталях.
- Что именно делаем и кто мы? - спросил Люсьен, надевая пальто, - Идем, машину готовить не нужно.

К Лучано Росселини, - хмыкнул гуль, открывая дверь авто, когда они вышли из дома, приглашая хозяина садиться. - Не часто он желает тебя видеть. Почему я не особенно рад встрече с дедушкой?

- А что касается их с Изабель дел и вещей... Не знаю. Что-то семейное. Она ни словом не обмолвилась о том, что нужно взять у синьора Росселини?
- Она сказала, что он знает и ты знаешь, - он сел в машину и прикрыл глаза, - содомиты и занимаетесь любовью, конечно же. Расскажи, побалуй своего домитора неприличными историями. А что до дедушки... то я думаю, что мы все неособенно любим своих родственников. Хотя, ты исключение для меня, кузен. Хорошее полезное создание, - он растрепал волосы гуля с таким лицом, будто гладил умного щенка, - я почти люблю тебя.
- Возможно, - гуль надавил на педаль газа, - я знаю что это и как этим пользоваться вообще. Но я знаю это про многие вещи. Возможно, что-то связанное с Черным Искусством. А неприличные истории... Ну хорошо. Сейчас выедем на дорогу.


@темы: vtm, rolle-play

URL
   

Mobilis in mobile

главная