annika_voin
Your system was cracked. Have a nice day!
Сцена Первая
В сетях теней и интриг

 

 

Альберт отпустил гуля и терпеливо ждал, пока Люсьен откроет дверь, а затем вампир скользнул в прихожую. Она была такой же тёмной, как и перед уходом. Единственным источник освящения был торшер, ливший из соседней комнаты жёлтый призрачный свет. Часы уже пробили четыре часа, разнеся по дому тревожный глубокий звон.
- И танцуют странный танец лёгкие-лёгкие тени, - нараспев произнёс Альберт, встретившись глазами с двумя желтыми огоньками. Люсьен не ошибся, и Капуцин сидел в одном из кресел и внимательно смотрел на дверь.

 

Альберт сделал пару шагов вперёд, дабы Люсьен оказался за его спиной, и поклонился.
- Здравствуйте, мсье Капуцин.
- Я бы сказал: "Доброе утро", - прошелестела фигура в капюшоне. - Мой визит вас не смущает, Альберт Росселини?
Шелестящий голос призрака был холоден, как ветер, но Альберту показалось на секунду, что там - под капюшоном - незванный гость улыбается.
И он вздрогнул от этой "улыбки".
Джованни казалось, что было бы лучше, если бы Капуцин не умел улыбаться, смеяться или других "общечеловеческих вещей", тогда бы он не пугал так...
Росселини был не из тех, кто показывает свою слабость на людях и потому он улыбнулся в ответ.
- Совсем не смущает, - вампир двинулся вглубь комнаты и сел на соседнее кресло, а свет лампы выхватил из тени половину его лица, окрасив кожу в болезненно-жёлтый и зажгя в зрачке жёлтую животную искру.
- Хорошо, - кивнул Капуцин, - у вас хороший дом, Альберт Росселини. На нем есть отпечаток хозяина... И того, что он отрицает. Но не будем об этом. Многие "сородичи" этого города знают то, откуда вы ведете свой род?
- Нет, не многие.
- Из них кто-нибудь играет главные роли в спектакле, разыгрываемом Башней Слоновой Кости? Видите ли мадонна Изабель хочет, чтобы вы ее сопровождали завтрашним вечером на одно мероприятие.
- Нет. Никто. Я был и остаюсь крайне далёким от спектаклей Камарильи. Что за мероприятие?
- Госпожа Изабелла объяснит вам, как я надеюсь, все, когда будет здесь довольно скоро. Рассвет... Не очень приятный поворот событий, не правда ли? - прошелестел Капуцин. - Но это не имеет значение, Альберт Росселини. Я вас предупреждал.
- Понимаю... Люсьен, - он обратился к гулю, - госпожа Изабелла решила навестить нас и остаться погостить. Эта пламенная женщина разрушит наш холодный идеалистичный мир, - вампир нервно рассмеялся.
"Только это шлюхи тут не хватало".
Комнаты для гостей у нас всегда готовы, - пожал плечами гуль, - ей будет удобно. Днем тоже. Вы, - Люсьен замялся, обращаясь к Капуцину, - мсье тоже остаетесь?
На последнее призрак лишь рассмеялся своим холодным, мрачным смехом.
- Понятно, - едва сдержав дрожь, ответил гуль, - вам комнаты не нужны. Как обычно.
- И всё же я задам вопрос, мсье. Вы же пришли сюда не только за тем, чтобы рассказать мне о приезде Изабеллы?
- Нет, - хмыкнул призрак, - не только. Единственно за чем я пришел - дать вам совет. Не играйте с живыми, молодой Росселени, играйте с мертвыми.
Проговорив это, призрак поднялся с кресла.
- А теперь я покину вас. Скоро у вас будет гостья. И последнее - опасайтесь думать неподходящие вещи в ее обществе, Альберт.
- И вам до встречи, мсье Капуцин, - он проводил призрака немигающим взором карих глаз, - я приму ваши слова к сведенью.
Он не обернулся, но чуть повысив голос обратился к гулю чуть повысив голос:
- С тобой всё нормально?
- Все со мной нормально, - огрызнулся Люсьен, разворачиваясь на каблуках, - а гостья уже здесь... - проговорил он, отправляясь к дверям.

 

 

Через минуту в гостиную своей летящей походкой вошла Изабель Джованни. На губах ее сияла улыбка, на щеках - румянец. Не дать не взять - красивая смертная молодая девушка в маленьком черном платье, обладающая редким вкусом.
- Доброе утро, мсье Альберт, - поприветствовала она соклановца. - Надеюсь, вы не сочтете этот визит... отягощающим и слишком бестактным для себя?
- Даже если это и так, то какая тебе в сущности разница, Изабелль? Если я скажу, что твоё общество неприятно мне, ты, что, уйдёшь?
- Нет, - усмехнулась вампирша, усаживаясь в ближайшем кресле, - но если будешь хорошим мальчиком, то твой дом я покину уже завтрашней ночью. А пока - она скрестила руки на груди и закинула ногу на ногу, - будь хорошим мальчиком, не дерзи старшим.
Джованни снова лучезарно улыбнулась Росселини, как бы невзначай едва-едва выпустив клыки.
- Если ты еще не понял, мальчик, то я единственный представитель клана Джованни в Париже, включая тех, кому был дан поцелуй доверия, который не считает, что ты предал клан и ведешь тайную игру с целью уничтожения клана.
- А зачем мне уничтожать... клан? - он едва не ляпнул "линию крови", поддражая Каппуцину, но вовремя придержал язык, - сама подумай? Это как рубить сук на котором сидишь, - он прищурился и оскалил клыки, став похожим на пуму.
Если признаться честно, то резкость Люсьена обеспокила его, но он отодвинул эту проблему на потом. Может у мальчика просто критические дни, наступившие равно из-за пережитых потрясений
- Пфых, - фыркнула Изабель, - я-то откуда знаю. Тебя боятся, Росселини. Ты ведь не Джованни, - вампирша чуть нахмурилась, - ты каппадокиец. И одно это уже внушает страх некоторым.
- Какой penis canina каппадокиец?! - глаза вампира сверкнули, - опомнись, что говоришь, падшая женщина, - последние слова он произнёс почти неразборчиво.
Изабель расхохоталась. Весело, легко, серебристо. Будто девочка, услышавшая смешную историю от доброй бабушки. Наверное, если бы Джованни еще и захлопала в ладоши при этом... Образ вышел бы цельным.
- Я говорю лишь то, что видят глаза. Как мои собственные, так и прочих Джованни в городе. И даже твоего гуля. Не правда ли, Люсьен? - Она обернулась к гулю, и тот едва заметно кивнул под еевзглядом, ставшим неожиданно тяжелым и холодным.
Как только "падшая женщина" отвела от него глаза, молодой человек сжал пальцами шею.
- Успокойся, Росселини. Вздохни по глубже и выпей из гуля, а потом сядь.
- Я спокоен, как мёртвый бык, - на слова о гуле он не обратил никакого внимания. Вампир действительного немного затух, - но в то, что я каппадокиец, я не поверю. Они истреблены и если бы я был каппадокийцем, то я бы был там же, где и остальные представители "клана смерти", - вампир приосанился и внимательно взгляну в глаза Изабель:
- Мне передали, что вы хотите пригласить меня на какое-то мероприятие, - его голос звучал максимально отстранённо и по деловому.
Как всегда.
- Тогда укуси его, - она махнула в сторону Люсьена, - он будет кричать и пытаться вырваться, умоляя о пощаде? Нет же. Разгони витэ по жилам, - Изабель встала, подошла к старинным часам в углу, отворила дверцу и чуть сдвинула стрелки, сверившись с часиками на запастье, - смоется ли маска смерти с твоего лица? Нет. Оно останется бледным ликом мертвеца...
Изабель повернулась к Росселини
- Хочу. Завтра Князь Парижа устраивает прием по какому-то очень важному случаю. Я на этот прием приглашена. Как Вентру. Ты будешь меня сопровождать.
- А ты бы хотела смотреть на то, как конвульсии бьют его тело, а рот искажается в тихом крике? Тебе доставляет это удовольствие? - он внимательно посмотрел в лицо гулю, - это ты его потрепала, м? Вопрос ради интереса. что до приёма, то я буду готов, как только это будет нужно и буду сопроваждать тебя туда с видимым удовольствием.
- Я не пью из живых сосудов, Альберт, именно потому что не настолько бесчеловечна и чудовищна, как тебе бы, я не сомневаюсь, хотелось бы думать. И если бы не я, то этот мальчик бы не пережил визита в дом Диего. Шабаш по мне плачет, ах, - Изабель театрально взмахнула руками и приложила одну к сердцу.
- К приему будь готов. Костюм, парфюм... И оружие. Что-нибудь незаметное, но действенное. И не дай Бог тебе проболтаться откуда мы с тобой. На лицо можешь нацепить любую маску - от пламенного возлюбленного, до страшного ненавистника меня и князя Вийона лично.
Ясно? - Джованни щелкнула пальцами в воздухе, глядя прямо в глаза Альберта.
- Ясно, - он кивнул ей, - я надену галстук в цвет твого платья. Найдёшь комнаты сама? Или мне побыть джентльменом и проводить тебя?
- Не утруждайся, мальчик мой, - усмехнулась вампирша, - меня проводит Люсьен. Как подобает хорошему слуге. Ведь правда? - она повернулась к гулю и тот кивнул ей не говори ни слова.
- Вот и отлично, стало быть, спокойного сна, дорогой... семиюрдный племянник.
И чмокнув в щеку семиюрдного племянника, Изабель Джованни покинула гостиную следом за слугой.
- Ваши вещи уже в комнате, мадам, - послышался из коридора голос Росселини.
- Это просто прекрасно, - процедил сквозь зубы Росселини, - а я то впервые со всей душой к тебе... - он не закончил фразу, а просто молча выволок из комнаты Люсьена и фактически стащив его по лестнице, запихал в тёмную комнату, куда уже свет не доходил, только свет из окон бросал на кровать синеватые блики.
Альберт резко и громко хлопнул дверью и развернулся лицом к Люсьену:
- Что происходит, чёрт бы тебя побрал?! - тихо прорычал Росселини.
- Я играю свою роль, хозяин, - усмехнулся гуль, - играю так, как положено.
Парень пожал плечами.
- Извини, но я не буду брать пример с тебя. Это с тобой поиграют, поулыбаются и спишут все на неонатскую безмозглость. Но я-то слуга. Да еще и человек. Смертный. Забыл? На одну Изабель в клане приходится десять Диего и двадцать Винченцо.
Человек прищурился, облизнул пересохшие губы.
- Я плохой слуга, не самый порядочный человек и, представь себе, хочу жит
Росселини прислонился спиной к двери и внимательно посмотрел на гуля:
- Живи, кто ж тебе не даёт. И прекрати весь этот бред про "играю роль" и прочее. Ты целую ночь ведёшь себя откровенно говоря странно и ещё огрызаешь на меня, ты чего? - он посмотрел на Люсьена, как на нашкодившего пса.
На губах гуля появилась широкая улыбка.
- Тебя хотят убить, хозяин, обвинив в том, что ты не свершал... Хотя бы потому что даже у меня в этой области знаний и навыков будет побольше раза в два. Мне это совсем-совсем не нравится. И не только потому что с вещами прострафившегося сородича можно обходиться так, как тому, что у каинитов осталось, угодно.
Он кивнул.
- Я понял тебя, - вампир прикрыл глаза, - больно тебе всё ещё?
- Нет. Меня же не первый раз пили. Я просто отвык.
Альберт снова кивнул.
- Не думаю, что есть смысл узнавать кто это. И поэтому я просто скажу одну вещь, - он взял Люсьена за подбородок, - если я пойму, что меня вот-вот убьют, то... Я постараюсь сделать так, чтобы ты последовал за мной. Я не позволю _им_ мучить тебя, в случае моей кончины.
- Поверь, там - в мире мертвых - нет ни рая, ни ада. Только тот, кто не знает, считает, что смерть - это спасение. Нам нужно хвататься за этот мир и выжить, Альберт. Я не хочу туда. И не хочу, чтобы туда попал ты.
Тонкие губы Альберта исказила странная улыбка:
- Твои слова почти трогают меня, я бы расплакался, если бы не был мёртв. Серьёзно. Я знаю, что это просто отвратительный жест, но... - он растрепал Люсьену волосы, - ты просто человек. И я завидую тебе сейчас больше, чем когда-либо. А сейчас иди спать и выпей каких-нибудь таблеток. Если бы я был опустившися Тореадором или хотя бы выглядел хоть немного живее, то я бы предложил тебе лечь со мной, но... увы. Я к себе, - он приоткрыл дверь и почти выскользнул за неё, но задержался на пару секунд, ожидая возможной ответной реплики Люсьена.

 

- Я бы не лег с тобой, - фыркнул смертный, поворачиваясь спиной к домитору, - мы уже это обсуждали.

 

 

 


@темы: vtm, rolle-play