annika_voin
Your system was cracked. Have a nice day!
Пролог: Заботы священника
Глава Четвёртая
Тик. Тик. И мне кажется, что в моих видениях он горит не огнём Преисподней, а чем-то более земным. Тик... Вы слышите?
- Говоря о "семье". Недавно я имел честь говорить с вашей... Красной Королевой. Она тоже говорила мне о трактовке видений. Впрочем, о Геенне она мне тоже гоаорила довольно много... Что же до Дворца Правосудия, то монсеньор, я уверен, что вы ошибаетесь. Мне безмерно жаль, что Его Величество поступает так, как поступает, но наврятли что-то страшное обрушится на место, где собирается совет Первородных.
Тореадор скрестил руки на груди и спокойно смотрел на Люсона.
- Надеюсь, кровь вам по вкусу, святой отец?
- Разумеется. Ваши угощения совершенны, как и всё здесь. И уж поверьте, мне бы тоже очень хотелось ошибаться. Быть может, там и правда нет никакой бомбы... Быть может, это всё - всего лишь метафора. Вы ведь не слепы и видите, как под слоем сухих листьев тлеют угли... И если в Париже огонь где-то и вырвется наружу, то именно там... По понятным причинам. А может быть, это вовсе дело не Сородичей, а простых смертных без царя в голове.

Он аккуратно поставил бокал перед примогеном. Кверху дном.

- В любом случае, совет едва ли соберётся в полном составе в ближайшие ночи. Если что-то и случится, пострадает только мебель.
- А почему вы так думаете, монсеньор? - тореадор аккуратно взял в руки какую-то фигурку и принялся вертеть ее в пальцах, что-то разглядывая в керамике. - Вернее, нет, - сородич, - вновь посмотрел на Амори, - почему вы думаете, что место, о котором пророчат ваши видения - Дворец Правосудия? Почему, скажем, не Версаль? Или не Лувр? Когда-то чернь разграбила Сен-Шапель же. Или не Нотр-Дам?
- Мадам Бернар сказала вам слишком мало, сын мой. Ибо если бы она сказала больше, вы бы знали, что я не думаю, - вампир снова поднял сосуд и провёл пальцем по кровавому кольцу, которое образовалось, когда её остатки стекли с его стенок.
- Я просто вижу.
- И в вашем сегодняшнем сне в ворохе абстракций вы разглядели именно Консьержери?
Тореадор ухмыльнулся.
- Это всего лишь кошмары. Они и вас, наверное, мучают.

"Семя посажено. Теперь осталось ждать всходов. Ну, где же ты? Ты не затыкался, когда это мне мешало".
"Я любуюсь вампиром. Его седина так идет ему, ты не находишь?"

- Что ж, я передам князю, что вы боитесь, что некто неизвестный взорвет памятник истории и архитектуры Парижа.
- Моё черёд придёт бояться, когда я войду в Совет, - он улыбнулся одними уголками губ, - Ну согласитесь, было бы гораздо интереснее, если бы ваш гуль в слезах умолял вас поискать там бомбу.
Тореадор секунду смотрел на Люсона и расхохотался. Он смеялся долго, как ребенок, услышавший очень веселую шутку, плечи его слегка дрожали, а пальцы чуть не выронили фигурку, которую первородный вертел в руках.
- О да, то было бы весьма забавно, монсеньор, - кивнул Анри Лаурейт, отсмеявшись. - И весьма удивительно. Но скорее всего мсье Невё побежал бы с этим не ко мне, а в полицию.

"Он тебе не верит, - тихо проговорил мягкий женский голос, - вернее, он просто считает, что ты его дурачишь."
"Он правильно думает. Но он никогда не поверит сам себе и всё равно проверит. На всякий случай. Мне этого достаточно".

- Если бы вы меня не прервали, я бы велел ему туда позвонить, - деловито качнул головой вампир, - Я был почти уверен, что вы меня заметите, но я надеялся, что вы сочтёте мой спектакль достаточно занятным, чтобы досмотреть его до конца.
- Мне стало жаль профессора, - пожал плечами сородич, - а у него еще дела есть.
Тореадор улыбнулся. - Кстати, о Дворце Правосудия, вас не пригласили на завтрашнее меропириятие?

"Ты так хорошо знаешь его, и читаешь мысли первородного? Не думаю. Лучше подумай вот о чем: Может ли порок быть добродетельным, если добродетель порочна?"
"Смотря что мы называем пороком. Если то, что губит душу, то - разумеется. Взять хотя бы опий. Те, кто упивается его дымом, губят себя. Убивают своё тело. И за несколько лет теряют разум, но... Опий спасает их от боли, облегчает их страдания, а некоторым даже позволяет прикоснуться к великим тайнам... А что до мыслей этого тореадора - мне неважно, что он думает. В нём играет его кровь. Она текуча и изменчива, как ртуть. Тореадор не может избрать путь и идти по нему. Он обязательно будет прохаживаться и по соседним тропинкам..."

Увлекшись внутренним диалогом, Амори не ответил.
"Ну да, в этом есть смысл. а власть может быть добродетельной, если, по сути, она порочна?"

- Мсье Люсон, вы еще со мной? - окликнул малка тореадор.
"Нет большей власти, чем у Бога".

- А? Что? Вы что-то спросили?
"Власть Бога не обсуждается, вампир. Но я не о не, а о власти на земле. Не важно чьей"

- Я спросил, не собираетесь ли вы посетить Консьержери завтра ночью.
В ответ Люсон сначала тихо хихикнул. Потом - чуть громче. А потом расхохотался от души.

- П-простите, месье, если меня не поволокут туда силой, я не собираюсь идти туда. Ведь умирать с мыслью "а я ведь знал!" вдвойне мучительно.
- Какое совпадение, Франсуа меня тоже не пригласил, - первородный деланно грустно вздохнул, - что ж, я выпью за ваше здоровье, монсеньор, если вы вдруг окажетесь правы.
- Вас не пригласил? Держу пари, он сам не придёт. А на дворец обрушится с небес огонь и сера. Выпьем за это вместе?
Тореадор снова рассмеялся.
- Тогда почему на один дворец? Покарать весь Париж было бы практичнее. Ведь город погряз во грехе, не так ли, святой отец?
- И кто же будет карать? Вы?
- Как там вы говорили? Судить имеет право лишь Отец Небесный? - ухмыльнулся сородич, поднимаясь со стола. - Я не судья, монсеньор, и, боюсь, я слишком люблю вещи, что хранят в себе эти старинные стены.
Епископ встал одновременно с примогеном и поклонился ещё раз.

- Благодарю за гостеприимство, месье. Я буду молиться, чтобы мы встретили следующий закат. И тот, что за ним. И те, что будут после них. Мне бы не хотелось стать современником конца света.
- Ничего не поделаешь, - пожал плечами Анри Лойрет, - Близятся Последние Ночи. Как знать, может, они уже наступили.
Был рад вас увидеть, монсеньор.
- Вы знаете, что я знаю, _что_ вы знаете, месье. Доброй ночи. И буду ждать вестей.

Осмотрев манжеты своей сутаны и убедившись, что они чисты, он ещё раз низко поклонился и отправился на выход. Памятники мировой культуры теперь вовсе не привлекали внимания малкавиана: схема, сложившаяся в его голове, изменилась. Нужно было хорошо всё обдумать и посоветоваться с голосами.

"Возможно, моя ложь про огонь в Консьержери - не такая уж и ложь..."
" А возможно, не такая уж и правда. И тебе нужно быть там завтра вместе с Белым Ферзем Нотр-Дама"
"Я не так боюсь её гнева, чтобы подчиниться. А вот если туда не позвали Лойрета, значит, ничего хорошего там не намечается".
"Его туда не позвали потому что наш друг из Клана Розы не хочет там быть. Его никогда никуда не зовут. Он слишком любит свой музей, чтобы покинуть его. И слишком любит князя, чтобы смотреть прямо на него."
"У меня будут там глаза и уши. Не думаю, что от моих рук или ног будет больше пользы".
"Завтра ночью грядут перемены, Люсон, и лучше, если ты увидешь все своими глазами, а не чужими."
- Лучше б я был далёк от просветления и не слышал ваших голосов, - буркнул Амори, толкая дверь, ведущую наружу.
"In nomine Patris, et Filii, et Spiritus Sancti..."


@темы: vtm, rolle-play