annika_voin
Your system was cracked. Have a nice day!
Пролог: Заботы священика
Глава Вторая



- Вы, надеюсь, не оскорблены таким... Пренебрежением?

 

- На самом деле нет, - покачала головой белая вампирша, - этому факту я совершенно даже не удивлена. А

у вас есть какие-то мысли по этому поводу, монсеньор Люсон?

- Да. Суд, - просияв от собственного прозрения, он взглянул на Женевьеву.
- Если вы вдруг, совершенно случайно, пожелаете исчезнуть из Парижа, я могу забыть о вашем визите сюда... - он продемонстрировал женщине в маске открытые ладони, - Вероятно, трибунал будет закрытым. Я не знаю, кого и за что будут судить, но вашему домену многие завидуют.
- Думаю, если бы меня решили судить, я бы об этом знала, - фыркнула маска, - по крайней мере... мне бы точно не присылали приглашений.
- Но ведь если прислать приглашение, вы именно так и подумаете. И явитесь сами. Что же, если вы настаиваете, я вас сопровожу. Но тайно. Инкогнито.
- Ваше право, - она легонько кивнула, - вы, в том случае, если ваши слова про суд окажутся правдой, не пострадаете, а если нет - мы просто мило побеседуем и вообще приятно проведем время, не так ли?
- Да. И будьте готовы получить от меня весточку, если мои подземные друзья знают об этом деле

больше, чем мы с вами.

- Непременно, монсеньор. Я буду ждать вестей, - Женевьева слегка поклонилась малкавиану, - но надеюсь, что

этой весточки все же не будет.

- Молчание - золото. Поверьте, серебро ценится гораздо выше, - отступив на шаг, Люсон почтительно поклонился

ей.

- До встречи, святой отец, - кивнула вампирша и летящей походкой направилась в сторону выхода.

Как только белая королева покинула церковь, откуда-то сзади появился Ги. Он последовал твоему совету и накинул на себя рясу. Именно накинул. И обуться он так и не подумал. В руках гуль держал винтовку.

- Чего она хотела, мой блуа? - тихо спросил он, подойдя довольно близко. - Она и есть "Призрак Нотр-Дама"?
- Она - слуга дьявола, сын мой, - мрачно произнёс епископ, вперившись взглядом в только что закрывшуюся за её спиной дверь. - Она хочет втянуть меня в игру, правил которой я не знаю. Вполне вероятно, что меня там совсем не ждут. Готовь машину. Нужно навестить кое-кого.
- Как скажите, святой отец... - молодой человек, поклонился и вышел.
Через несколько минут Ги вернулся.
- Ваше авто готово, мой господин. Прежде, чем мы покинем этот дом господень, могу ли я просить Вас о милости?
Ги застал хозяина в его келье, внизу. Он облачался в епископские одежды, что означало, что ехать предстоит к кому-то важному.
- Что ещё? - переспросил вампир, аккуратно разглаживая ладонями только что накинутую на плечи лиловую моцетту. Пока гуль спрашивал, Амори водрузил себе на шею цепь с серебряным латинским крестом и коротко глянул

на своё отражение в нём.

"In nomine Patris, et Filii, et Spiritus Sancti..."
- Мой господин, - парень слегка задрожал, на щеках его появился румянец, словно от лихорадки, - позвольте мне причаститься.
- Сейчас?.. Боже, ты не мог выбрать время получше?
- Я... - мальчишка опустился на колени перед малком, - я не могу больше терпеть, святой отец. Не отказывайте рабу божьему в милости своей.
Повиновение. Это то, ради чего строятся величественные дворцы и храмы, то, ради чего ведутся войны и

плетутся интриги. Амори свысока глядел на мальчишку, которого он когда-то подобрал на улице. Он до сих пор помнил его пустые и бессмысленные глаза, исполосованные грязным ножом вены, трясущиеся пальцы... Нет. Он не хотел жить.
В его жизни тогда не было смысла. Возможно, кровь Малкава не только вернула его телу не только жизнь, но и душу. Теперь смысл его жизни - служение. Исступлённое и искреннее.

- Что с тобой поделаешь...
Растрепав волосы своего слуги, Люсон перешёл в соседнюю комнатку, а точнее - в некое подобие пещеры, в которую вела полуразобранная лет тридцать назад часть стены. Здесь нашли какие-то очередные святые лодыжки, после чего на несколько лет эти подвалы были настоящим раем для археологов, искавших здесь то гвозди господня креста, то Священный Грааль... Когда стало ясно, что кроме одного несчастного скелета здесь всё равно ничего нет, исследования свернули, а подвалы забросили. Чем не идеальное убежище для того, кто не против крестов и алтарей над головой?
Посредине тесной пещерки с земляными стенами стоял старый камень, на котором навсегда остались капельки воска множества свечей, что здесь когда-то жгли. Вероятно, алтарь принадлежал какому-то монашескому ордену, что обретался здесь в Средние Века. Теперь же Амори Люсон - единственный, кто служил здесь мессы.
Жестяная чашка с гостиями. Серебряный потир. Нож. Свечи. Распятие. Всё это было на месте. Чиркнув несколько раз огнивом, вампир зажёг на алтаре две свечи. Зазвучала золотая латынь. Или мёртвая латынь. Как бы то ни

было и кем бы ни был он сам, Люсон не считал себя вправе вкорне минять литургические формулы.

- Corpus Domini nostri... - вампир бережно подал гулю кусочек засохшего пресного хлебца. "Сначала так. Нельзя менять

ритуал".

Ги бережно, почти нежно, принял у домитора хлеб и вновь опустился на колени. И только после этого положил засохший священный хлебец в рот.
"Хе-хе", - тихо шепнул голосок демона, "Какая же все-таки красота эти ваши ритуалы. Нет, ты точно не один из этих... испанцев с тентаклями?"
"Ты молчал, когда я был в Риме. И ты знаешь, почему. Не потому, что там проповедовал Пётр, нет. Ты знаешь, _чья_ кровь обагрила земли близ города, что ныне стал святым", обратился вампир к своим мыслям, чуть застопорившись с ритуалом. "Я знаю ваши имена. Я могу называть вас по имени, могу повелевать вами...

Ответь, слуга Сатаны, ведь не было ошибки? Выводы очевидны. Во дворце
Правосудия состоится суд. А Призраку лучше бежать из города".

"Я тебе кто? Бесплатный предсказатель судебных заседаний по приглашениям? Я с Вийоном не разговариваю, он меня не любит. И тебя он не любит. Он вообще никого не любит. Ну, власть и город не в счет. Эх... греховодник. Давай уже, мальчик ждет. Он, кстати, того... ну, воспитанные демоны о таком не говорят. А с ритуалами - к ангелам, но он молчит, значит верно все."
Мальчик. Ну конечно. Амори тряхнул головой, отгоняя от себя наваждение, и свысока взглянул на жаждущего духовного возрождения гуля. Он ещё помнил. Помнил, как сам когда-то пил благословенное витэ своего повелителя. Как после

этого открывались врата Рая и круги Ада. Краткий миг бесконечного прозрения, эйфория, такая, будто держишь хрупкий, как яичная скорлупа, мир в своих руках. Момент слишком мимолётный, чтобы разглядеть или запомнить хотя бы часть_истинной_ картины, но достаточно долгий, чтобы восхититься тем, как прекрасно настоящее мироздание, а не та гротескная лживая картинка, что всегда перед нами.

Последняя стадия. Тут можно и отклониться от канона. Разумеется, в силу... Специфики. В конце концов, если бы символы веры принимались Сородичами, это действие было бы вполне канонично. Взяв в левую ладонь холодный нож, епископ продолжил совершение таинства. Лёгкий разрез поперёк ладони. Отложив нож, он взял свободной рукой потир и занёс над ним кровоточащую руку. Прикоснулся пальцами к его краям. Капля, ещё одна... Витэ стекало по пальцам и капало прямо из разреза, а Люсон отсчитывал капли. "Персиваль зря искал священный грааль скрытым в забытом замке. Настоящая истина - прямо здесь, в его руках. Божественное откровение, чаша с кровью, что спасает от смерти души и тела".
- Sanguis Domini nostri.
Последнее - шёпотом. Момент слишком священный, чтобы осквернять его словами. Слова вообще не были нужны. Но таков ритуал. Он подал чащу страждущему у его ног гулю.
Молодой человек принял чашу с вите своего повелителя, поднес ее к губам и... Румянец загорелся на его лице, дыхание участилось. Священную кровь он пил с жадностью, и благодать и благодарность была написана на лице юноши.
"Вот скажи мне, если бы ты мог, Люсон, ты оставался таким же, как он? Может, не столь могущественным, но чуть чище, знающим о благодати... Правда не небесной, сам выбери к чему это. А ведь он еще и солнца не боится."
Ги осущил чашу и в порыве страсти обнял колени малкавиана. Кажется, парень еще что-то прошептал на латыни.
"Господь отдал ради спасения людей свою жизнь, я же отдал ради спасения этого бедолаги свою душу", попытался оправдаться вампир перед голосом.
- Встань же. Грехи и скверна смыты с твоей души, - властно произнёс он Гийому. Столь же властно, сколь и нерешительно только что - ангелу.

Или демону. Или самому себе?

"Ну да, ну да... Вечно все эти ваши благородные отговорки. Ты не господь, и душу ты отдал явно не для того, чтобы спасти этого... как бы помягче выразиться... содомита. Кстати, твоя душа все-таки при тебе. Будешь спорить?"
- Благодарю вас, святой отец и мой господин...
Мальчишка поднялся на ноги и поклонился.
- Ваше авто ждет вас, желаете ли вы отправляться прямо сейчас?
- Даже не спросишь, куда? - он рассеянно взглянул на паренька. "Я могу отнимать жизни и воскрешать из мёртвых. Разве этого мало?"
"Жизнь отнимать все могут, - фыркнул новый голос. - Давать только - никто не может. Даже ты. А с воскрешением... Монсеньор, не заблуждайтесь, вернуть жизнь в тело, которое покинула душа не может никто, кроме Всевышнего. И Лилит."
- Я надеялся, что вы сами скажите мне, святой отец.

"Замолчи!"

Амори и не заметил, что всё это время его кровь продолжала капать из пореза на пол. Спохватившись, он достал из-за пояса лиловый платок, обтёр им ладонь и зажал в руке. По привычке. Кровотечение должно остановиться уже через пару секунд, но он будет держать его и ждать, как будто он всё ещё жив. Проклятый демон, снова морочит голову и отвлекает от дела.
- Провези меня по городу. Выбирай те улицы, что покрасивее. Катайся просто так, пока не убедишься, что за нами никто не следит. Я хочу навестить тех, кто знает, возможно, больше ключей и символов, чем я. Но сначала заглянем в Лувр. Нельзя являться к регенту без... Подарка.
- Как прикажите, святой отец, - кивнул Ги и проследовал вперед тебя к авто.
Ночной город сиял миллионами огней в ночи. Казалось, в Париже светилось буквально все от уличных фонарей до стен старых зданий на узких улочках. Даже скелетоподобная каланча пылала факелом в темноте. Лишь церкви словно набросили на себя темную вуаль, укрывшую их от глаз.
И город жил, не думая засыпать. Ночной воздух пах сыростью, вином и джазом. Не нужно было прислушиваться, чтобы уловить эти бунтарские, яркие звуки музыки. звучащие с каким-то отчаяннием и ожесточенностью...
Город Огней, город Теней...
Ги вел машину по старым улицам, где властвовала ночная тьма, и словно в отместку за то, что ее власть была попрана, на этих улицах ночь казалась гуще, а тени длиннее. Свет автомобильных фар почти не освещал дорогу.

Только где-то там за домами играли электрические огни, тут темнота освещалась лишь немногоичисленными огнями и еще более немногочисленными желтыми огоньками в окнах.

Наконец, перед Малком вырос Лувр. Старый-престарый дворец французских королей, уже ушедших в историю. Ныне - одна из гордостей Тореадоров Парижа. Хотя на самом деле ни один из них не участвовал в его создании и пополнении коллекций.
Всю дорогу Амори молчал. Его мысли были слишком заняты внутренним диалогом... Или же просто слишком беспорядочны. Он почти не смотрел наружу, рассматривая только текстуру кожи сидения перед собой. Вампир обожал свой автомобиль: после карет с

деревянными колёсами его движение казалось настоящим полётом на крыльях ангела.
Плавным и мерным, когда тряска и бесконечные подпрыгивания на колдобинах не
отвлекают от размышлений.

- Я хочу сделать подарок регенту, чтобы получить... Более полное представление о том, что же завтра будет во дворце Консьержери. Я уже долго учу тебя... Чему ты научился, Ги? - спросил он, положив руку своему шоферу на плечо. - Что лучше всего подходит в качестве подарка последователям Трисмегиста?
- Вещь, которой придавали важное значение в давние времена? - нерешительно ответил мальчишка, с опаской глядя на освещенную громаду дворца.
- Которая имела значение всегда. Ценимая и Сородичами, и Стадом... У неё есть имя. Напряги свой мозг. В нём ведь уже поселилось прозрение. Ну? Дай ему волю.
Ги задумался. Видимо, судя по тому, как гуль нахмурил лоб, задумался весьма и весьма серьезно.
- Венера Милосская?
- И зачем она Тремер? Цимисхи бы могли приделать ей три пары рук, а Бруха - снести ещё и голову.
- Смотря что за бруха, - усмехнулся гуль, - кое-кто из них могли бы обожествить ее, подобно древним римлянам. Да и среди тореадоров, которые увлекаются скульптурным искусством, недавно вспыхнул конфликт... Как раз на тему "как лучше снести голову". Мой господин, в Лувре хранится множество древних вещиц, которые так или иначе представляют ценность, я предположу, что та, что нужна вам, имеет отношение к древнему Египту?
- И ты считаешь, что Колдуны, мечтая обладать каким-нибудь горшком Осириса, до сих пор не сумели добыть его, а я сейчас пройду сквозь стены и преподнесу его им? Истина не ходит прямыми путями. Её нельзя увидеть за оболочками, которые её скрывают. Ты рассуждаешь, как слепой. А я даю тебе свою кровь, чтобы ты учился открывать глаза. Возможно, так тебе будет видно лучше?
Люсон подался вперёд и закрыл глаза своего ученика ладонями, так, чтобы ни одного кусочка сверкающего музея не было ему видно.
- Представь, что мы сидим не здесь, а в нашей церкви. И я повторю свой вопрос: что же нужно Тремерам больше всего на свете?
- Божья благодать, благословение?
- Твой взор упирается в оболочки, - с досадой произнёс епископ и, толкнув дверь, выбрался из машины. "Из него никогда не выйдет хорошее Дитя. Не было ли это ошибкой - спасти ему жизнь, начать учить его? Или, быть может, ему нужно время?"
Он шагал в сторону Лувра, а взгляд его метался из стороны в сторону в поисках подходящего для его цели прохожего.
К сожалению, площадь была пуста и прохожих перед дворцом-музеем не было.
"Ты хочешь, чтобы видел слепой? Но если у него нет глаз, как он может видеть? Скажу больше, вернее, спрошу: как он может видеть _твоими_ глазами. Особенно, не обладая собственными? Не смеши меня, вампир. Это все глупо. Ты понимашь? Нет, не понимаешь, и ладно...
Епископ не ответил голосам. В общем, ему нечего было ответить. Он был с ними согласен. Не найдя альтернативы, он зашагал к музею, надеясь наткнуться там хотя бы на ночного охранника. Подошёл бы любой человек, конечно, но... Да, человеку в форме поверят охотнее. Подойдя к воротам, он несколько раз громко постучал.

 

 

 

 


@темы: vtm, rolle-play