annika_voin
Your system was cracked. Have a nice day!

Пролог: Заботы священика

Глава Первая

 

Она стояла в тени.

Одетая в великолепное белое платье от Шанель, так гармонирующее с ее бледной кожей и волосами цвета остывшей золы, она казалась гостьей из какой-то иной реальности, не имеющей ничего общего с той, в которой до этого жил малкавиан.
Странно, но раньше Амори не видел ее в стенах своей церкви. Он не видел ее вообще никогда среди сородичей Парижа...
Но с другой стороны, он же не князь и не шериф. И даже не этот проклятый потрошитель чистельщик, чтобы знать в лицо всех.
Гостья, очевидно, услышав звук шагов сородича, обернулась. Лицо ее скрывала белая маска из дорогого китайского фарфора, но, странное, дело, в прорезях для газ, потомок Малкава видел только темноту.
- Поздний час, - вместо приветствия произнёс вампир и бряцнул чётками. Дорогие, из сандалового

дерева, с золотыми вкраплениями, они то и дело вспыхивали в неверном лунном свете, что проникал в церковь через витраж. Эта дорогая игрушка резко контрастировала с простой чёрной сутаной, строгой до аскетичности. Амори Люсон никогда не подходил к незнакомцам вплотную первым. Потому он остановился на безопасном расстоянии и скрестил руки
на груди.

- Вы ищете здесь душевного очищения? Или... Вы ищете конкретно меня?
Она тихонько рассмеялась.

Мягким серебристым смехом, в котором слышались холодные нотки.

- Душевное очищение? Я бы, конечно, не проч его найти, но не думаю, что оно найдется в этой церкви. Я пришла к вам, монсеньор, хоть мы до сегодняшнего дня не были знакомы.
Голос у нее был под стать смеху. Мягкий, серебристый, нежный, как бархат.
Аура же ее мелькнула бледным светом, но цвет Амори ее не уловил.
- Тогда, я полагаю, пришло время познакомиться.
Тонкие сухие пальцы ночного епископа перебирали зёрна чёток. Чисто автоматически, по привычке, безо всякого участия сознания. Сам же он присел на край ближайшей скамьи, на которой днём прихожане слушали проповеди, а

ночью... Чего только ночью на ней не происходило.

- Как вам нравится мой домен? - с улыбкой проговорил Люсон, сделав лёгкий акцент на слове "мой", - Раз вы здесь, то вы, я полагаю, здесь не случайно. И знаете, кто я. А вот что под вашей маской - для

меня тайна.

Вампирша опустилась рядом с Люсоном. Наверное, будь Амори тореадором, он бы залюбовался грацией, с которой

мадемуазель в белом двигалась.

Слишком красива, слишком... совершенна.
- Мне нравится церковь... Я очень давно здесь не была, но, кажется, время потрудилось и здесь. А жаль... - она улыбнулась, малкавиан почувствовал это по интонациям в ее голосе. - Мое имя - Женевьева Дьедонне. Возможно, вы слышали обо мне и наверняка бывали в моем домене, - снова улыбка в серебристом голосе.
Да, Амори слышал о ней. Она была чем-то вроде легенды.

Этаким мифом сородичей Парижа.

Хозяйка Нотр-Дама, вечно скрывающая лицо под маской...
Странно, сородич никогда не слышал, чтобы леди Дьедонне покидала Черный Собор...
Две или три секунды малкавиан недоверчиво рассматривал гостью. Потом бросил короткий взгляд навитраж собора и вернулся к ней. "Темно. Есть ли основания ей не верить?Едва ли. Послушайте, что она говорит", проговорил он мысленно сам себе, апотом обратился к ней вслух:
- Чем же обязан? Solus cum sola, in loco remoto, non cogitabuntur orare «Pater noster», мадам, - он прищурился. "Если

она живёт в Нотр-Дам, наверняка знает латынь".

Женевьева вновь рассмеялась.

Но в ее смехе на сей раз скользнули какие-то иные нотки. "Собор Парижской Богоматери... Красивое место, но не

богоугодное." - шепнул нежный и тихий голос ангела. "Она служит
дьяволу и пришла за тобой!"

"Чушь - хихикнул тонкий писклявый голоск беса, - она никому не служит, кроме Бездны в своей душе... И Нотр-Дам - черный, потому что в его тенях открываются ворота в Бездну ее души."
- Мы и не будем, монсеньор. Нам с вами это все равно не поможет. Но перейдем к делу. Вы знаете, что завтрашней ночью Его высочество хочет видеть всех лояльных к нему сородичей Парижа у себя в элизиуме?
Всех... Интересное слово она выбрала.
"Она хотела сказать как-то иначе, да. Кстати, а почему это она думает, что исповедь не поможет?"
- Дело князя - желать и повелевать, а остальные преданные члены Камарильи

должны воплощать его желания в жизнь, - уклончиво ответил Амори, продолжая
внимательно изучать лицо собеседницы. Нет, маску. Её изящные изгибы, её
холодный блеск покрывавшей её глазури, тончайшие узоры... Нет, он пытался
заглянуть глубже. Возможно, она пришла по его душу, и лучше бы ему быть к этому
готовым. С другой стороны...

- Но наш король Франциск ведь не посылал вас, чтобы передать мне эту новость? - впрочем, этот вопрос скорее был утверждением. Взгляд вампира стал только пристальнее. Словно он хотел прочитать ответ в прорезях маски, отведённых для глаз.
- Нет, не посылал, - кивнула белая леди, - он меня просто туда пригласил. Что странно, вы не находите, монсеньор. Возможно, вы подскажите мне, зачем Его Высочество хочет видеть меня там?
Аура ее снова мелькнула тусклым пятном, не дав понять цвета.
"Она вампир... кровососущий демон ночи!"
"Что мне делать? Чего она хочет?!" Амори отвёл взгляд в сторону и хрустнул пальцами, чтобы случайно не выдать нервозности, и заговорил отрешённым тоном:
- Многие Сородичи в этом городе желают вас увидеть, чтобы хотя бы убедиться в том, что вы существуете. А в этом, поверьте, многие сомневаются. Нельзя прятать такую красоту от других...
Зашуршали косточки чёток: малкавиан зажал их в кулаке и, набравшись решимости, встал.
- Возможно, он хочет, чтобы вы просто присутствовали там. Или чтобы кого-то... Поразить... Или чтобы просить вашей помощи. Вы меня извините? У меня в подвале без присмотра остался один... Эксперимент. Подождите здесь, я не заставлю ждать долго.
Она кивнула. Возможно, где-то там под маской она сверкнула своей белозубой улыбкой. А может - нет.
Не видно, к сожалению.
- "Прятать такую красоту"... Вы мне льсите, монсеньор.
Епископ, чинно кивнув, отправился в сторону правого нефа, за одной из колонн которого скрывалась небольшая деревянная дверь. Она не заперта. Петли её печально скрипнули, когда сородич прошёл сквозь неё. Далее - несколько переходов и

поворотов по тесным коридорам, едва-едва освещаемых неверным светом лампад, далее - вниз по винтовой лестнице. Последний проход, до которого можно добраться разве что случайно, если не знать заранее пути, упирался в тяжёлую дубовую дверь. Оглядываясь через плечо, опасаясь увидеть там преследователя, Амори снял с шеи ключ и им отворил дверь. Внутри - кельи, некогда использовавшиеся для спасения от разорявших церковь англичан, ныне заброшенные
и приспособленные Люсоном для своих нужд. И своего слуги.

- Гийом! Гийом! Ты спишь? - пробормотал он вполголоса, запирая за собою дверь. - К нам в гости заявился призрак Нотр-Дама. Есть идеи, зачем?
- Нет, мой господин, - произнес молодой человек, подходя к хозяину. - Как я могу спать, когда вы бодрствуете и, возможно. голодны?
Нужно отметить, что парень был одет вовсе не по-церковному. Кроме туго обтягивающих его ноги штанов на нем не было ничего...
"И как ему не холодно. Пол-то холодный! тебе стоит приказать мальчику обуться, он может простудиться. А на тебе лежит

ответственность за него!"

- Призрак Нотр-Дама?
- Да, Нотр-Дама, и... Ты почему в таком виде? Немедленно надень что-нибудь, - вампир отвёл взгляд в сторону и небрежно махнул рукой в сторону келий, - А ещё - найди своё ружьё. Я не уверен, что она здесь для того, чтобы просто мило побеседовать со мной. Я пойду обратно. Ты - за мной. Спрячешься и не будешь выдавать себя. Если станет слишком тихо или слишком громко, снесёшь ей голову, - всё это Амори выдал на-гора, очень сумбурно, постоянно оглядываясь на дверь за спиной. Чётки он вложил в руки гуля.
- Возьми. На удачу. Всё понял?
- Как скажите, святой отец, - кивнул гуль, беря четки из рук домитора, - но я не думаю, что этот "призрак" будет угрожать вам в ваших же владениях.
- Да... Возможно. Не делай преждевременных выводов, - он пристально взглянул в глаза своего слуги, - Возможно, она здесь с миром. Не стреляй и не показывайся, пока её злые намерения не станут очевидны. Я иду путём сомнений, как всегда шёл. Они никогда не бывают излишни, и... - махнув рукой на всё это менторство (в конце концов,

не время), он небрежным жестом перекрестил слугу и, повернув ключ в замке, вышел прочь.

Обратный путь занял чуть больше времени: Люсон вглядывался в тени на стенах и ступал осторожно. И как можно тише. Вот, наконец, та дверь, что ведёт в неф. "Надеюсь, Ги уже на позиции... Забыл сказать ему, чтобы

взял факел. Должен сам додуматься".

- Надеюсь, ожидание не было томительным, - произнёс он, выходя из тени колонн в полосу лунного света, что струился через круглый витраж над алтарём. В это время всё в соборе выглядит зловеще, даже на серебре, что

украшает алтарь, кажется, алеет кровь Иуды... "Нет, соберись. Нужно быть
начеку".

- Я подумал над вашими словами, мадам. И понял, что мне не хватает сведений, чтобы объяснить мотивы князя. Как давно вы видели его в прошлый раз?
Она стояла и смотрела на распятие, освещаемое лунным светом, падающим из окон. Белая, как приведение,

сама чуть светящаяся каким-то бледным свечением.

О да, Женевьеву Дьедонне действительно можно было сейчас перепутать с призраком. Она не казалась реальной...
Ее лицо, скрытое фарфоровой маской обратилось в сторону Амори, как только он вернулся.
- Нет, что вы, монсеньор, я наслаждалась покоем вашего дома. А Его высочество... - призрак, казалось, задумалась, - мы виделись с ним очеь давно. Не в этом столетии даже. Надеюсь, теперь вы понимаете, почему мне стало любопытно? Я бы хотела знать, что правитель сородичей Парижа хочет от меня.
"Нет... Если бы она хотела моей крови, уже бы напала. Тогда что? Неужели говорит правду? Нет. В Париже никто не говорит правду. Никто и никогда".
- Тогда, полагаю, это мой долг - сделать всё, чтобы помочь вам разрешить эту задачку? - он медленно шёл между рядов скамей в сторону алтаря, туда, где стояла эта туманная фигура.
- Кому, как не вам, знать, что для мудрого и справедливого правления парижскими Сородичами нашему князю не нужны ни советники, ни завистники из других кланов? Давайте вспомним слова Оккама и отсечём всё невозможное и слишком сложное. Останется не так много вариантов. Либо ему не хватает вашей красоты, либо...

Люсон остановился в нескольких шагах от Женевьевы, сложилладони вместе и опустил взгляд.

- Либо случилось что-то важное, неординарное и затрагивающее всех Сородичей города. Разумеется, наш князь сможет справиться с этим сам. Но ему будет спокойнее, если все мы будем предупреждены.
- Важное событие - это всегда или пир, или битва. Для пира не было повода. Остаётся битва. Если бы она происходила в каком-нибудь зале дебатов, боюсь, меня бы одним из первых бросили на передовую.
Он поднял глаза на крест.
- Если князь счёл нужным прервать ваше добровольное уединение, вероятно, битва будет не на жизнь, а насмерть. И вопрос в таком случае один: кто же наш враг? В Париже, пожалуй, всё же есть те, кто может знать об этом даже лучше князя. И я понимаю, почему вы здесь. Вы не ищете встреч с ними, не так ли?
- И меня это беспокоит,

монсеньор Люсон. Битва не на жизнь, а на смерть... с кем? Шабаш? Он далеко. Не так, что бы очень, но... Так называемые "анархи"? Не думаю, что она
набрались достаточно сил. И, нет, я не хочу встречаться с теми, кто еще знает.
Отнюдь не потому что они слишком ужасны. Просто им мне нечего дать.

- Враги всегда найдутся. Ходят слухи, что среди Сородичей есть те, кто хотел бы вернуться в Средневековье. Поставить главу своего рода примогеном, сделать князя первым среди равных... - епископ несколько успокоился, но отнюдь не расслабился. Присутствие этой женщины всё ещё могло быть опасным. Он покачал головой.
- Да и стаи Шабаша не так далеко, как нам хочется. С Востока ветер доносит запахи гнили и костров. В Германии творится что-то неладное. Слухи разные... Но не удивлюсь, если эти затравленные животные спасаются от лесного пожара и бегут туда, куда глядят глаза.
- И Геенна близится... - хмыкнула белая леди - Многие чувствуют ее аромат в ночном воздухе... И ищут знаки и на темном небосклоне, и здесь - на земле. Вы верите в старую легенду о том, что когда-нибудь прародители поднимутся из своих могил, монсеньор?
- Поверьте, в Апокалипсисе описана картина куда более печальная, чем та, что нам рисуют

предвестники Геенны, - с лёгкой иронией в голосе ответил он. - Как думаете, я верю с Бога?

... - Не утруждайте себя поисками ответа. Я просто знаю, что он существует. Но верю ли я в то, что о нём пишут в святых книгах? Что он сыплет с небес горящую серу на города грешников, что воюет на стороне евреев, что карает тех, кто трудится по субботам... Их ведь писали даже не Сородичи, а простые люди, притом не самого большого ума. Религия, мифы, суеверия и прочие сказки начинаются там, где кончается знание. Едва ли Сородичи, достигшие истинных прозрений, будут плодить жуткие сказки про кровавый потоп в элизиумах. Отвечу так: я знаю, что древние существуют.
- Я тоже, - прозвучал мягкий голос из под маски, - сложно было бы не знать и не верить в то, что древние

существуют, когда видела величие одного из них своими глазами... Но верите ли в то, что когда-нибудь - как утверждают некоторые, очень скоро - они восстанут и попытаются утолить свой голод своими потомками и смертными? Лично я - нет.

Лицо, сокрытое под фарфоровой маской, обратилось к распятию. На секунду Люсону показалось, что Женевьева прочла краткую молитву Господу. Но лишь на секунду.
"Она не из тех, кто будет молиться. В ней сокрыта гордыня в первозданной форме. Она сама себе бог... Еретичка. Ах... Почему времена инквизиции прошли? Ты мог бы по праву сжечь бездну, которую она несет в себе, ее гордыню, что оскверняет весь род Каина!
"Заткнись уже... "
- Но мы отвлеклись. Я могу попросить вас об одолжении, монсеньор Амори?
Вампир теперь не смотрел на неё. Куда-то мимо, правее головы. Чтобы не видеть эту маску.

"Кто же скрывает лицо маской, если его помыслы чисты? Нет... Она хочет привязать к моим и рукам ниточки. Посмотрим, кто кого будет за них дёргать".

- Если скромный священник может быть вам чем-то полезен, я с радостью сделаю всё, что в моих силах.
- Будете ли вы столь любезны составить мне компанию на завтрашней встрече у Его Высочества?
- Почту это за честь... Я надеюсь, для встречи выбран один из элизиумов?
"Наверняка хочет заманить меня в какую-то дыру".
- Да, - легкий кивок белой маски, - Дворец Консьержери. Еще одна деталь, которая меня немного беспокоит...

Это же элизиум Совета Первородных, а не принца.

- Однако в этом ничего странного. Ни для кого не секрет, что Примоген верен ему... По известным

причинам. Скажите, кто передал вам это приглашение?

- Один из слуг князя.
- Я многих из них знаю.
- Молодой испанец, - как сказал мне мой слуга, - высокий и худой. Некрасив. - она чуть склонила голову на бок, вспоминая что-то. - Кажется, один из новых любимчиков Его Высочества. Он вроде бы художник, как говорят, талантливый, но, боюсь, сама я его работ не видела.
- Обычно важных гостей приглашает сенешаль лично.
"Что-то не сходится. Может, это всё же ловушка? Почему её пригласили, а меня - нет? Что они задумали?" Амори ещё раз придирчиво рассмотрел белую фигуру, пытаясь найти какое-то противоречие в её образе. Или какой-то изъян. Нет, она слишком похожа на статую. Мёртвая даже не как вампир, а как холодный камень.

 

 


@темы: vtm, rolle-play