annika_voin
Your system was cracked. Have a nice day!

Пролог: Наследник Ашура
Глава Первая

Записка лежала на столе. Она была короткой, но властной, написанной на итальянском архаичным почерком. И в ней был приказ.
Приказ явиться в особняк Диего Джованни для каких-то важных дел и целей, которые гуль, писавший послание, не счел нужным озвучить.
Джованни...
Она вчено приказывают, вечно чего-то хотят, желают и требуют.
Альберт внимательно просмотрел текст записки, будто пытаясь уловить скрытый смысл, подвох, содержащийся в этом письме.
"Ты часть семьи, делай, что говорят".
Вампир резко отвернулся от стола и порвал записку. Его длинные белые пальцы могли показаться тонкими лезвиями.
- Нам нужно прогуляться, идёшь? - спросил он стоящего неподалёку слугу.
Ильмарин: - Я могу сказать "нет"? - лукаво улыбнулся гуль. - Даже если так - я буду вас сопровождать, конечно. Вы собираетесь к вашему дядюшке?
- Увы, мой дорогой друг, - произнёс Росселини одеваясь, - нам придётся совершить сей неприятный вояж, - он подошёл к гулю ближе, - завяжи мне этот чёртов галстук, наконец. Он у меня снова получается похожим на петлю висельника.
- Вам не идут галстуки, мсье, - хмыкнул человек, затягивая галстук на сородиче, - , пожалуй, я бы порекомендовал бы вам надеть костюм дргого цвета. Этот... слишком контрастно смотрится с вашей бледной кожей. И, может, вояж не будет неудачным?
- Конечно, - сородич прищурил тёмные глаза, - я в принципе не умею одеваться. И костюм не того цвета и галстуки мне не идут. Скажи мне, как может не идти галстук? Я думаю, что япросто неправильно его завязывают. Вот и всё. Не будет удачным? В худшем случае, мы с тобой закончим своё существование, лёжа в обнимку на каком-нибудь поле и ожидая рассвета. В лучшем - случится какая-нибудь мало приятная вещь. Но, я думаю, тебе не привыкать.
- Вы не ввязывались в дела Камарильи. Вы, кажется, не слишком увлекаетесь... "семейным делом", и не делали ничего... Не думаю. что вас есть за что наказывать. Или меня...
Быть может, ваш бизнес?
- Кто-то из вышестоящих проигрался? Не думаю, что им интересно нечто похожее на скачки. Мир их интриг куда занимательнее. Пойдём уже.
- Может... дела _вашей_ семьи? - хмыкнул гуль, пропуская хозяина. - Авто будет подано через пару минут.
- Хорошо. В смысле, автомобиль - это хорошо. Дела семьи? Ты всерьёз так думаешь, что меня допустят к какому-нибудь важному семейному дело то дого, как я устраню пару дядюшек-тётушек и братьев-сестричек? - Альберт поднял угольно-чёрную бровь и вопросительно посмотрел на гуля, - ты слишком высого обо мне мнения, друг мой.
- Я имел в виду Росселини, Альберт, - пожал плечами человек, - Вы, кажется, один в Париже из своей семьи? Джованни хочет... - гуль умолк. И молчал до тех пор, пока он и хозяин не оказались на улице. Элегантное черное авто уже ждало сородича у порога.
У тебя хорошая прислуга, это нужно отметить.
- Садись, - Альберт продвинулся вглубь авто, - я про них и говорил. Можно было бы и слушать меня внимательнее. Почему один? Ещё и ты, если можно тебя считать. Росселини - высокомерные ублюдки и чем меньше нас в этом чудесном городе, тем лучше.
- У всех свои недостатки, - фыркнул гуль, - по крайней мере у нас не принято спать с сестрами, дочерьми и племянницами.
-Да ты что? - деланно удивился Джованни, - пусть будет так. Не стану тебя разочаровывать.
Огни ночного Парижа сияли, как упавшие холодные звёзды. Звёзды, которым не место на земле и они вот-вот должны погаснуть и от этого огни мигали, будто горели в последний раз. Альберт молча смотрел на тонкие, словно нарисованые тушью чёрные ветки деревьев, иногда взгляд вампира перескакивал на отражение лица своего слуги, казавшееся белым, почти прозрачным.
Начался дождь и Росселини проводил пальцем по стеклу, следуя за дождевыми каплями.
"Это дождь. Простой холодный дождь".
- Ненавижу дожди, - тихо проговорил Джованни, - они вгоняют меня в тоску.
- Ну... - Люсьен усмехнулся, - мой отец, на сколько я знаю, отцом или братом, или дядюшкой, или дедушкой моей матери не являлся. Наверное поэтому я так красив...
Слуга усмехнулся, сверкнув белозубой улыбкой.

Через несколько минут авто остановилось во дворе старого особняка на окраине Парижа. Высокий, старомодный, выстроенный в итальнском стиле лет этак триста назад, дом производил не самое приятное впечатление. Впрочем, как всегда.
Света в окнах почти не было, и дом, будто призрак, смотрел на джованни пустыми темными глазницами.

- Ты снова опаздал, - раздраженно заметил знакомый сиплый, как во время простуды, голос.
Винченцо Джованни - дитя и сын Диего - хмуро смотрел на Альберта со ступеней. Высокий, костлявый, в сером дорогом, но совершенно неидущем ему костюме, итальянец был очень к месту в этом старом, мрачном поместье.
- О, господин Винченцо! - Альберт улыбнулся хищной белозубой улыбкой и раскинул руки, будто бы для объятья, - мне так не хватало твоей тощей фигуры в моих снах... Я скучал, - всё веселье мигом ушло из Альберта. Он опустил руки и нахмурился, а уголок его губ подрагивал, будто от сильноскрываемого презрения, - проводи меня к своему батюшке, будь добр.
- О да... я тоже так рад тебя видеть, - злобно оскалабился некромант, - как скажешь. Ты опаздал достаточно, чтобы вызвать неудовольствие дяди.

Джованни поднялся по ступеням к дверям, освещенным тусклым светом свечей.

- Н-да... За что я не люблю бывать здесь, - шепнул Росселини на ухо гуль, - это за то, что здесь так не любят электричество.

Дом внутри был абсолютно таким, каким его помнил альберт по прошлому визиту: сырой, темный, уродливый и пропахший плесенью.
Только комната, в которой его ждал Диего отличалась от всего дома: сухая, ярко-освещенная электрическими светильниками, в доль стен тянулись полки, уставленные книгами, рукописями, свитками...
Альберт вошёл в комнату и сделал жест гулю следовать за ним.
"Перед ним нельзя оставаться одному".
- Я рад приветствовать вас, господин Диего. Прошу простить мне моё опоздание. У вас есть дело ко мне? - Росселини поклонился.
- Ты не умеешь не опаздывать, Альберт Росселини, я привык, - Диего пожал плечами, глядя на соклановца своими серыми глазами сквозь вуаль табачного дыма от сигары, которую некромант держал в руке. - Присаживайся, - он сделал жест в сторону одного из кресел. - Нам придется подождать немного кое-кто еще не пришел. Винченцо, будь любезен, оставь нас. Вы, мсье Росселини, - Джованни посмотрел на гуля своего гостя, - тоже. Дела, которые будут обсуждаться здесь сегодня вас совершенно не касаются.
- Люсьен, - Альберт лениво махнул рукой, - подожди за дверью, мсье Диего очень хочет вызвать меня на приватный разговор.
На секунду глаза вампира и гуля встретились и Люсьен вполне мог увидеть в них искорки боли и страха.
"Не оставляй меня тут одного".
Но ровно через секунду взгляд Альберта снова обрёл былую твёрдость и тень насмешливости. Вампир прищурил глаза, следя за тем, как горит маленький, но яркий огонёк сигары.
Диего проводил взглядом удаляющуюся фигуру сородича и смертного, потом повернулся к Альберту. Взгляд его глаз был тяжелым и мрачным. И у Росселини появилось ощущение, что Джованни внимательно изучает его лицо.
- Прекрасно... И давно ты крутишь L'amure с собственным гулем?
- С чего вы это взяли?
Ильмарин: Джованни пожал плечами.
- Мы - не тот клан, в котором можно хранить секреты, которые хранить не умеешь.
- Мы не любовники. Никогда не были. Никогда не будем, - Альберт прищурился, став похожим на озлобленного кота, - он мой слуга только и всего.
- Будь твой кузен одним из нас, Альберт, я думаю, нам бы пришлось лицезреть эффекты вазимных уз крови... Я их и так почти вижу. М-да... как же было бы хорошо, если бы твоя внешность была чуть более живой, а поцелуй не отличался от поцелую любого из членов семьи.
- Простите, что я прерываю столь интересный разговор о моих личных взаимоотношениях, но я прошу вас перейти к делу.
- Я бы и с удовольствием к нему перешел, но, как я сказал в начале нашей беседы, ты не единственный гость сегодня, и те, кого мы еще ждем, видимо, любят опаздывать больше тебя.
Альберт хотел сказать что-то ещё, но осадил сам себя.
"Не с ним. Не место. Не о Люсьене".
Сородич щурил глаза и смотрел на облака густого табачного дыма. Он уже всем сердцем ненавидел эту светлую чистую комнату и голос Диего.
"Пусть это наконец кончится".
- Мсье Диего, они здесь, - сказал неведомо откуда взяшийся человек в темной одежде дворецкого.
- Если здесь - провожай, мы слишком давно их ждем...

Через пару минут в библиотеку вошли двое.
Одна - женщина. Она была высока, стройна, двигалась она легко и свободно, почти летящей походкой. Шоколадного цвета волосы струились по плечам, на лице - едва-едва косметики. Маленькое черное платье от Шанель, подчеркивала ее фигуру.
Она равнодушно посмотрела на Росселини, лгко кивнула Диего и села в кресло напротив Альберта.
Ее спутник был более примечателен и при виде его Диего Джованни вздрогнул, непроизвольно дернул рукой, и пепел его сигары упал напол на дорогой персидский ковер.
Он был закутан в серый балахон, напоминающий рясы монахов середины четырнадцатого века, на голову его был наброшен капюшон, тень от которого скрывала лицо вампира. Только два тусклых бело-желтых огонька блестели из темноты под тканью.
сородич в капюшоне не сказал ни слова, но дождался пока Диего поднялся и слегка поклонился гостю.
- Рад приветствовать вас в своем доме, господин, - сипло проговорил Джованни, - присаживайтесь, прошу вас, - некромант отошел от кресла и сел на соседнее, стоявшее рядом с Росселини.
Закутанное в балахон существо не произнесло ни слова, не кивнуло и никак не выказало благодарность по отношению к хозяину дома, но медленным, совершенно бесшумным шагом прошло к кресло и село рядом с женщиной.

@темы: vtm, rolle-play